mars

18 ноября НАСА запустило в сторону Марса очередной космический аппарат Maven («знаток» — англ.), которому в течение года предстоит быть искуственным спутником планеты — изучать верхние слои атмосферы, чтобы помочь ученым понять причины, по которым некогда цветущий мир покрылся красной пустыней. Именно так: текущие результаты исследований указывают на то, что несколько миллиардов лет назад Марс обладал экосистемой, схожей с земной, но в результате столкновения с крупным космическим телом — предположительно, астероидом — магнитное поле, защищавшее планету от солнечного ветра, было разрушено, а поверхность Марса — со временем выжжена.

Если все пойдет по плану, то Maven выйдет на орбиту Марса 22 сентября 2014 года,  основная задача аппарата — установить легитимность нынешних предположений ученых и природу превращения Марса в бежизненное космическое тело, а заодно, вычислив логику явления, помочь спрогнозировать будущее Земли: вполне вероятно, что нечто подобное ждет и наш мир.

Запрос «why explore Mars» в Google выдает массу интересных, убедительных результатов: исследования красной планеты в перспективе могут дать более четкое понимание законов и алгоритмов, в соответствии с которыми существует Вселенная, открыть новые ресурсы, подтолкнуть вперед науку, да и просто заработать денег. Но почему именно Марс?

Астрофизик Нил Деграсс Тайсон, директор Планетария Хейдена, объясняя популярность Марса, опирается на его сходства с Землей: «в сутках Марса 24 часа, оба полюса планеты покрыты льдом, ось наклонена относительно орбиты таким же образом, как и земная ось по отношению к земной орбите — это говорит о том, что сезоны на Марсе сменяют друг друга так же, как у нас. Несмотря на свою внешнюю враждебность, среда на Марсе далеко не такая опасная, как на любой другой планете Солнечной системы. Возьмем, например, Венеру: температура поверхности там достигает отметки в 900 градусов по Фаренгейту (482 градуса по Цельсию), не говоря уж о Меркурии, который чересчур близок к Солнцу, и оттого еще более горяч. Большая часть чего угодно, оказавшегося на поверхности Венеры, просто расплавится. Поэтому Марс, в сумме всех факторов, выглядит наиболее привлекательным вариантом, несмотря на очевидные трудности в его освоении».

IDL TIFF file

Марсианский кратер Виктория, глубина около 70 метров, диаметр — 750.

Уже долгие годы Марс не дает покоя не только ученым, но и творческим умам. Чем больше медийных сфер порождает человечество, тем чаще в популярной культуре оставляет свои следы красная планета. Сегодня образ Марса является одним из самых популярных в массовом искусстве: кино и видеоигры регулярно обращаются к Марсу как к основе для страшной, увлекательной, загадочной истории. Корни этой культурной инерции кроются в древнем мире: первыми исследованиями Марса занимались еще в Вавилоне и Египте. Очевидно, красноватый свет далекой планеты привлекал астрономов прошлого своей диковинностью, выделявшей Марс на небосводе — в итоге алгоритм движения Марса по орбите стал одной из основ теории геоцентризма (в центре вселенной — Земля, а остальные объекты кружат вокруг нее), выдвинутой греческими астрономами.

В XVII веке, при появлении телескопов, геоцентризм был опровергнут, и появились первые «снимки» поверхности Марса, нарисованные от руки. Исследованиями различных свойств Марса в разные годы занимались итальянцы Галилео Галлилей, Даниэло Бартолли (впервые заметил темные пятна на поверхности планеты), Джованни Баттиста Ричиолли. Но лишь во второй половине XVII века голландский математик, механик и изобретатель Христиан Гюйгенс, усовершенствовав телескоп до 92-кратного увеличения, смог разглядеть Марс достаточно детально для того, чтобы составить карту поверхности планеты. Голландцу так же принадлежат открытия 24-часового периода вращения Марса, приблизительного процентного соотношения радиуса Марса и Земли, а также колец, окружающих Сатурн и одного из его спутников, Титана. В общем, несколько ключевых фактов, которыми ученые пользуются по сей день, установил именно Гюйгенс.

Дальнейшие исследования, проводившиеся вплоть до XIX века, подтверждали и дополняли уже существующие гипотезы и карты; в частности, 1877 году итальянец Джованни Скиапарелли обнаружил на поверхности Марса тонкие линии, которые в последствии в 1892 году француз Камиль Фламмарион интерпретировал в качестве каналов, используемых обитателями высушенной планеты для ирригации.

kanaly-na-marse

Карта Марса, созданная Джованни Скиапарелли.

Предположение, которое можно считать точкой отсчета всемирной культурной одержимости Марсом, было выдвинуто Персивалем Лоуэллом. Будучи успешным американским бизнесменом и дипломатом, заработав немало денег, в 39 лет Лоуэлл увлекся астрономией, соорудил обсерваторию и занялся дотошным изучением Марса. В процессе Персиваль нарисовал около 15 000 эскизов планеты и выпустил три книги, оказавших на общественное мнение невероятное влияние: Mars (1885), Mars And Its Canals (1906) и Mars As The Abode Of Life (1909) последняя была 1912 году переведена на русский язык и стала основой для паранаучной теории о существовании на Марсе разумной древней цивилизации.

cover

С начала XX века мысль о том, что на планете, до которой человечеству, в общем, рукой подать, кипит (или кипела) какая-то разумная жизнь не покидала и ученых, и обывателей. С 1960-х годов исследование Марса проводится беспилотными аппаратами и межпланетными станциями Европейского космического агентства, СССР, США, Японии и даже Индии — однако успешные полеты числятся лишь за американцами и Советским Союзом.

Занятно, что человек изучает Марс, руководствуясь земной логикой, которая грубо укладывается в следующую цепочку: солнце—растения—фотосинтез—кислород. Аналогичным образом ученые долгое время смотрели на Европу — один из спутников Юпитера, обнаруженный Галилеем в 1610 году. Предполагалось, что замерзшая поверхность Европы не пригодна для жизни каких бы то ни было растений и, следовательно, живых организмов, строящим на растениях свое существование. Но позднее, с обнаружением на планете океана, скрытого под толщей льда, это утверждение было подвергнуто критике.

Почему это важно: в 1977 году на дне Атлантического океана были обнаружены колонии моллюсков и ракообразных, существующих вне привычной биологической логики. Среди обитателей океанического дна образовалась изолированная пищевая цепочка: существа питаются бактериями, окружающими подводные вулканические источники. Бактерии, в свою очередь, получают энергию из окисления водорода и сероводорода, пузырящихся из глубин Земли и прекрасно чувствуют себя и без солнечного света, и без водорослей. Это открытие стало переломным в астробиологии, перевернув привычное понимание вопросов вероятности возникновения внеземной жизни. Иными словами, жизнь за пределами Земли может существовать за счет абсолютно чего угодно, будь то хоть фотосинтез, хоть пожирание красного марсианского песка, хоть кучкование вокруг вулканических образований на дне океана — а последних на Европе, как выяснилось в процессе, много.

43666460

Европа, или Юпитер II, полностью покрыта льдом. Кажется, там кто-то даже катается на коньках.

Следующая крупная марсианская миссия российской космонавтики намечена на 2030 год — об этом в 2010 году прессе рассказал  нынешний заместитель генерального директора «Росийских космических систем» Анатолий Перминов. В 2011 году завершилась поэтапная подготовка астронавтов к пилотируемому полету, программа симуляции «Марс-500». В ходе многодневной изоляции будущие космонавты подвергались исследованиям и экспериментам, призванным выявить последствия длительного нахождения команды в замкнутом пространстве и взаимодействия членов экипажа друг с другом. Последний, 520-дневный этап изоляции, проходил в условиях, наиболее близким к реальным: задержки связи с командным центром, ограниченность ресурсов и даже имитированная высадка на поверхность Марса.

Предоположительное расстояние от Земли до Марса —  55 млн. км. в период противостояния, когда Земля находится точно между Марсом и Солнцем, и планируемое путешествие займет около года; в условиях тесноты, отсутствия вкусной еды, привлекательных женщин и привычных развлечений главное — не поубивать друг друга.

Особенно важным это замечание становится в контексте планируемой программы Mars One, в ходе которой организаторы предполагают подготовить астронавтов на добровольной основе и отправить их на Марс для создания первого в истории внеземного поселения. Тайминг проекта — с 2011 по 2033 год, когда колония на поверхности Марса уже должна полностью функционировать. В этот период на Марс будут доставлены запчасти, вездеход для выбора наиболее подходящего места для расположения поселения, жилые и технические блоки. В 2022 году на Марс отправится первая группа из четырех добровольцев, а к 2033 году численность населения колонии должна, согласно плану, насчитывать 20 человек. Все астронавты пройдут необходимую продолжительную подготовку с помощью симуляции наподобие той, что уже была использована в программе «Марс-500».

roadmap2024

Так, по задумке инициаторов программы, должно выглядеть будущее марсианское поселение.

Mars One была придумана бизнесменом Басом Лансдорпом еще в университете, и, по мнению инициатора, все необходимые для подобной операции технологии «уже существуют или почти существуют». Как бы то ни было, Mars One моментально столкнулась не только с предсказуемой популярностью — к концу сентябрю 2013 года количество зарегистрированных добровольцев достигло отметки в 200 000 человек, — но и с критикой: бытует мнение, что в прямом эфире (а ход проекта, начиная с первого полета, будет транслироваться как минимум в интернет) нас ждет трагедия, а не чудо.

Поводов для скепсиса достаточно. Издание Complex указывает на недостаточное финансирование проекта: в 1960-х простой полет на Луну, без всяких строительных операций, обошелся НАСА в 16 млрд. долларов, в то время как бюджет Mars One составляет лишь 6 млрд. Также говорится о недостаточном опыте экипажа: команда, состоящая из добровольцев без образования в областях физики, химии, медицины, вряд ли сможет сделать что-то вразумительное с потенциальными проблемами — а они обязательно появятся.

[quote]

— Точные задачи Мars One не ясны до конца. Дается что-то расплывчатое. Этакое шоу «Дом 2», теперь на Марсе. Говорят, что это будет эксперимент: можем ли мы туда добраться? Так вот: можем. Сможет ли там жить человек? Сможет. Люди живут месяцами в подводных лодках, да и на космических станциях, ситуации аналогичные. Но зачем жить на Марсе? Просто посмотреть, как человек ступит на другую планету? Сколько протянет человек в новой агрессивной среде? Такой эксперимент очень дорогой и бессмысленный. И вопрос моральной стороны очень неоднозначный, учитывая, что люди и не Земле договориться друг с другом не могут. Людей нужно беречь — это ценный ресурс. Людям пока на Марсе нечего делать. А если руководитель этого проекта хочет самоутвердиться, то пусть самоутверждается за свой счет.

А вот тут самое интересное. Достаточного «своего счета» нет ни у кого. Ни одно государство не захочет пойти на такие траты. Вот и устроили кампанию по привлечению денег людей, сыграв на их тщеславии, гордости, жадности. Но денег желающих явно не хватит. Но это еще не все. Чтобы лететь, нужны технологии. Такие технологии есть только у некоторых стран, и их нужно покупать, арендовать. Раньше это было невозможно, да и сейчас возможно далеко не все. Технологии дорогие, и они имеют двойное назначение; просто так в каких-то сомнительных целях их использовать никто не даст.

— Георгий Кичин, аспирант Института Петера Грюнберга, Исследовательский центр Юлих (Forschungszentrum Jülich — Peter Grünberg Institut). 

[/quote]

Высокий риск — неизменный спутник любой романтической авантюры, будь то космический перелет, нечаянное открытие Америки или кругосветная воздухоплавательная экспедиция на аэростате; истории известная масса примеров, когда безумная затея, некогда вызывавшая у зевак скепсис, оборачивалась невероятным толчком вперед для развития научных и общественных институтов человека. Три тысячи лет назад космос был объектом осторожного изучения, триста лет назад для его исследования люди изобретали удивительные механизмы, двести лет назад он вдохновил человечество на сумасшедшие гипотезы. Около века назад на основе этих гипотез началось становление отдельного жанра в искусстве, и это развитие мы наблюдаем до сих пор. Человек рвется в космос, Земли ему уже мало, и это, кажется, банальная жажда странствий.

Но почему именно Марс? Суммируя все вышенаписанное: очевидно, у нас нет другого выбора.