IMAG0487

Тёмной ночью с 27 на 28 июня 2005 года большой транспортный вертолёт «Чинук» летел над горами Восточного Афганистана. В его чреве, освещённом тревожным красным светом, на неудобных металлических скамейках, обвешанные снаряжением и оружием, сидели четверо «морских котиков». Менее чем через сутки трое из них погибнут на склонах горы Савтало Сар. К вечеру погибнут ещё шестнадцать человек, поспешивших на помощь первой группе: восемь бойцов US Navy SEAL из группы быстрого реагирования и восемь членов экипажа вертолёта, доставлявших их к месту боя.

К утру 29 июня в живых останется единственный уцелевший. Его зовут Маркус Латтрелл. По мотивам операции «Красные Крылья» он написал книгу «Lone Survivor: The Eyewitness Account of Operation Redwing and the Lost Heroes of SEAL Team 10». По этой книге сняли художественный фильм «Уцелевший» с Марком Уолбергом в главной роли, который вышел в кинопрокат 20 февраля. При работе над картиной режиссер Питер Берг придал большое значение мельчайшим деталям; главным консультантом картины был сам Латтрелл.

Единовременные потери 28 июня в ходе операции «Красные крылья» стали самыми большими со времени начала всей кампании «Несокрушимая Свобода». Также это самые массовые потери специальных подразделений ВМС США со времён Второй Мировой войны.

Предпосылки

800px-Operation_Red_Wing_planning_map

Уже четыре долгих года после 11 сентября 2001 года США в коалиции с другими странами ООН ведут борьбу с международным терроризмом в лице Аль-Каиды, Талибана и различных группировок полевых командиров, воюющих против нового официального правительства Афганистана.

Несмотря на применение новейшего вооружения и использование самых боеспособных натовских подразделений, конфликт с хорошо подготовленными талибами и военизированными группировками, набравшими силу во время продолжительной гражданской войны, тянущейся с 1970-х годов в этом регионе, был отнюдь не простой прогулкой. Афганистан, не покорившийся англичанам в XIX веке, советским воинам-интернационалистам в конце XX века, не сдавался и американцам в самом начале века XXI. Исламисты, моджахеды, боевики, грабители и разбойники всех мастей наводнили труднодоступные горные районы и, совершая регулярные вылазки в равнинные области страны, совершали теракты, запугивали местное население и всячески дестабилизировали обстановку в стране.

Молодое правительство недавно избранного первого президента Афганистана Хамида Карзая захлёбывалось в хаосе сложнейшей обстановки, пытаясь наладить хотя бы подобие мирной жизни и привнести в средневековое афганское общество какие-то элементы демократии. В сентябре 2005 года предстояли выборы в формируемый парламент Афганистана; на этом фоне активизировались все оппозиционные силы, разведка коалиционных сил была завалена сообщениями агентов о готовящихся взрывах, расстрелах и нападениях на избирательные участки. Обеспечение безопасности голосующих и самой процедуры выборов стало на этом этапе одной из главных целей союзников.

Нужно понимать, что современное понятие асимметричных конфликтов (коим является и последняя война в Афганистане) и контрпартизанских действий помимо непосредственной борьбы с незаконными вооружёнными формированиями, их лидерами, инфраструктурой и пособниками, включает в себя так называемую «борьбу за умы и сердца». Перетягивание местного мирного населения на свою сторону путём оказания им гуманитарной и медицинской помощи, обеспечения их безопасности и развития территорий (транспорт, образование, медицина) — крайне важная составляющая успеха подобного рода кампаний. Первыми это поняли англичане во время их участия в подавлении коммунистических мятежей в Омане и на Борнео: тогда специалисты SAS проводили не только непосредственно военные операции, но и активно участвовали в обеспечении медицинской помощи местным жителям и сумели добиться роста симпатий к правительственным войскам и лишить партизан значительной доли поддержки.

Подобная стратегия была крайне востребована и в Афганистане. Именно поэтому обеспечение парламентских выборов и недопущение любых провокаций и виделось столь важным на тот момент.

Планирование операции

2

Наша история начинается в Кунаре. Это одна из 34 афганских провинций, расположенная на востоке страны в труднодоступной гористой местности на границе с Пакистаном. С января 2005 года за обстановку в этом регионе отвечал 3 батальон 3 полка морских пехотинцев (3/3), именно командование этого батальона готовило все операции в районе.

«Красные Крылья» — не какая-то уникальная спецоперация невероятной сложности. Она стояла в ряду других похожих военных операций морской пехоты в этом регионе: «Шпоры» (Spurs), «Быки» (Mavericks) и «Кельты» (Celtics), — проведённых с успехом чуть ранее в том же 2005 году. Правда, в отличие от предыдущих, получавших свои названия от известных команд национальной баскетбольной лиги, новая операция, запланированная на начало июля, получила имя прославленной хоккейной команды из Детройта.

Наибольшего успеха удалось добиться в результате проведения операции «Шпоры» в конце января 2005 года. Сценарий был прост: морские пехотинцы блокировали интересующий район, и внезапно собственными силами или при помощи ударного отряда «морских котиков», приданного подразделению, захватывали или уничтожали командиров и самых активных членов подполья. По такому же сценарию проводились и последующие рейды. Благодаря им в долине Корангал американцам удалось выследить одного из самых активных лидеров местного подполья — Нажимутдина, ответственного за множество террористических атак, миномётных и ракетных обстрелов войск союзников в провинции. За ним охотились более года, и зимой его зажали в горах, лишив снабжения и поддержки. Он потерял самых близких людей, тяжело заболел и, в конце концов, был вынужден сдаться. В апреле 2005 года третий батальон покончил с одним из самых разыскиваемых во всём Афганистане полевых командиров.

ahmad-shah-2

Операция «Красные Крылья» готовилась по схожему сценарию и была нацелена на очередную оппозиционную группировку. Офицеры собирали информацию об активном преемнике Нажимутдина — Ахмаде Исмаиле Шахе, который быстро организовал вокруг себя отряд наёмников и уже успел провести несколько операций против коалиционных войск. По большей части этим людям было плевать на идеологию исламской революции, на утверждение шариата и победу Аль-Каиды. Это были бизнесмены, собирающие дань за беспрепятственный проход караванов с оружием и наркотиками через афгано-пакистанскую границу. Точных данных о составе отряда Ахмада Шаха нет, но скорее всего он состоял большей частью из наёмников с несколькими проводниками из местных жителей.

В течение весны командование 3-его батальона тщательно подготовило план новой операции «Красные Крылья», основной задачей которой было «препятствование противоправной деятельности антикоалиционных сил».

В мае 2005 года в соответствии с планом ротации войск коалиции на смену третьему батальону пришёл второй (2/3). Вся разведывательная информация и подготовленные планы операции перешли к офицеру разведки капитану Скотту Вестерфильду. Теперь он был ответственен за её подготовку. Для начала силовой фазы данных было недостаточно, требовалась визуальная разведка района предполагаемого нахождения отряда Шаха. Сам Шах обозначался лишь как «цель высокого достоинства» (high payoff target) в отличие от «особо ценных целей» (high value target), коими являлись приближённые Усамы бен Ладена и крупные командиры талибов. Несмотря на это, батальонная разведка утверждала, что устранение Ахмада Шаха или его захват могли рассеять всю его группу наёмников, так как с его потерей были бы уничтожены все связи и прекратилось финансирование боевиков.

По плану малая группа разведчиков из числа самих морских пехотинцев (группа снайперов-разведчиков) должна скрытно высадиться в районе предполагаемого нахождения вражеских сил и провести визуальное наблюдение нескольких «зон интереса» (NAI — Named Area of Interest). Затем, исходя из полученных данных, в район направлялась штурмовая группа, непосредственно проводящая блокирование и захват/уничтожение врага.

Сложно точно сказать, почему командование батальона прибегло к помощи US Navy SEAL для выполнения этой разведывательной миссии, когда с ней вполне могла справиться и разведка подразделения. Одной из вероятных причин могла стать острая необходимость батальона в авиационной поддержке. Самым простым способом добиться её было повышение статуса операции — для этого требовалось привлечь какие-либо спецподразделения (SOF) хотя бы на начальном этапе.

Такими спецами стали четверо бойцов из 10-ой команды US Navy SEAL, базировавшейся неподалёку от Баграма. Лейтенант ВМС Майкл Питер Мёрфи, помощник наводчика 2-ого класса Дэнни Диетц, сонарный техник 2-ого класса Мэттью Аксельсон и санитар 1-ого класса Маркус Латтрелл.

Слева направо: Сонарный техник 2-ого класса Мэттью Аксельсон,  старший специалист по информационным техническим системам Дэниэль Хили, квартирмейстер 2-ого класса Джеймс Су, санитар 1-ого класса Маркус Латтрелл, машинист 2-ого класса Эрик Паттон, лейтенант Майкл Мёрфи. За исключением Латтрелла, все они погибли в ходе операции «Красные Крылья» 28 июня 2005 года.

Слева направо: Сонарный техник 2-ого класса Мэттью Аксельсон, старший специалист по информационным техническим системам Дэниэль Хили, квартирмейстер 2-ого класса Джеймс Су, санитар 1-ого класса Маркус Латтрелл, машинист 2-ого класса Эрик Паттон, лейтенант Майкл Мёрфи. За исключением Латтрелла, все они погибли в ходе операции «Красные Крылья» 28 июня 2005 года.

«Котики» готовились к операции тщательно, в соответствии со своей выдающейся подготовкой и большим боевым опытом. Так как миссия несла исключительно разведывательные цели, предпочтение было отдано лучшему оснащению приборами наблюдения, к тому же пришлось брать провизии и воды на несколько суток. У них был защищённый ноутбук для сохранения и систематизации информации, лазерные дальномеры, навигаторы GPS, фотокамеры с мощной оптикой, инфракрасные приборы ночного видения. Из средств связи — лишь маломощные 5-ваттные радиостанции PRC-148 и спутниковый телефон Iridium 9505A. Моряки вооружились двумя карабинами SOPMOD M4, оснащёнными подствольными гранатомётами M203, и двумя точными винтовками MK12. Боезапас был рассчитан лишь на краткосрочный бой, что характерно для подобных заданий, так как задача противостоять силам противника перед разведчиками не стоит, а в случае столкновения нужно лишь максимально быстро разорвать контакт и эвакуироваться.

Никаких особых сложностей при проведении предварительного этапа операции не предполагалось. По данным разведки отряд Ахмада Шаха был не очень велик — до 50 человек. Вооружены они были преимущественно лёгким стрелковым оружием советского и китайского производства: автоматами АК-47, возможно пулемётами ПК, предполагалось наличие нескольких реактивных противотанковых гранатомётов РПГ-7.

Бой

sawtalo-west850

В ночь с 27 на 28 июня 2005 года четверо бойцов SEAL с помощью верёвок высадились с вертолёта «Чинук» в долине между двумя горами: Савтало Сар и Гатигал Сар. До ближайшей запланированной точки наблюдения на гребне Савтало Сар было около полутора километров.

Двигаясь вверх по склону, уже утром они внезапно заметили трёх чабанов со стадом коз. Пытаясь избежать встречи, «морские котики» укрылись в зарослях кустарников и затаились. Невооружённым глазом было видно, что пастухи не вооружены — они были в традиционной афганской одежде — партугах, перуханах, паколях и чалмах: двое взрослых бородатых мужчин и мальчишка лет тринадцати. У спецназовцев не было достаточно времени, чтобы гарантированно избежать встречи: один из пастухов заметил кого-то из бойцов и ситуация разрешилась стремительно. Всего через минуту все трое гражданских были повалены на землю и обездвижены без лишнего шума.

Афганцы со связанными руками молча смотрели на стоящих перед ними четверых американцев, обвешанных снаряжением и оружием с головы до ног. Эти пришельцы из другого мира теперь решали их судьбу.

Майкл Мёрфи.

Майкл Мёрфи.

Старший офицер лейтенант Майкл Мёрфи озвучил три варианта дальнейших действий: убить пастухов и оставить их тела здесь, скинуть их со скалы под видом несчастного случая или же отпустить восвояси вслед за убежавшими козами. Убить их, совершив преступление против закона и морали значило обезопасить свои жизни, но рано или поздно трупы найдут и свяжут их с действиями войск коалиции. Мёрфи опасался, что всё выплывет наружу, и историю раздуют либеральные СМИ, и тогда всем им несдобровать, никакое командование их уже не прикроет. С другой стороны, отпустить задержанных значило создать огромный риск для безопасности десанта, так как все были уверены, что пастухи, так или иначе, связаны с местными инсургентами.

Связаться с командованием не удалось, группе пришлось решать вопрос на месте. Несмотря на наличие жёсткой дисциплины и чёткой армейской иерархии, элитные спецподразделения всегда отличались особой внутренней атмосферой. На знаменитых курсах BUD (Basic Underwater Demolition — привет Деми Мур из «Солдата Джейн»), которые и являются вступительным испытанием для всех кандидатов в SEALS, и рядовые, и офицеры испытывают одинаковые лишения и страдания. Весь боевой путь сплочённые подразделения проходят плечом к плечу. Опора на товарищей, взаимовыручка и жертвование собой ради друзей — все это не пустой звук для них. Именно поэтому старший офицер в группе Майкл Мёрфи поставил на голосование вопрос «что делать с афганцами»?

О дальнейшем мы можем знать лишь со слов выжившего Латтрелла, который довольно подробно описывает эту сцену в своей книге. По его версии всё выглядело так: Мэтт Аксельсон высказался за то, чтобы убить пастухов, так как они непременно выдадут группу Ахмаду Шаху, что поставит под угрозы их собственные жизни.

«Мы солдаты, командование послало нас глубоко в тыл врага с важной миссией, решение очевидно, мы не можем их отпустить».

Диетц воздержался, сказав, что если Мёрфи прикажет, то он сделает дело без разговоров. В соответствии с правилами ведения боевых действий и в соответствии со своими убеждениями Мёрфи высказался за то, чтобы оставить пастухов в живых. Решающим стал голос Латрелла — чабанов отпустили.

Трое, не веря своему счастью, со всех ног спешили спуститься с горы. Только что они побывали в лапах у самого дьявола и остались в живых. Одними из первых об их чудесном спасении всего через несколько часов узнали люди Ахмада Шаха.

С этих пор ситуация стала развиваться гораздо стремительнее, чем этого бы хотелось «котикам». Они отменили своё задание и теперь двигались к ближайшей точке эвакуации, пытаясь связаться с командованием и вызвать вертолёт. Не прошло и двух часов, прежде чем они встретили первых людей Шаха. Скорость, с которой им удалось перекрыть дорогу «котикам» говорит о том, что скорее всего о высадке американцев уже было известно. Возможно, американцев заметили ещё ночью или увидели утром со склонов соседних гор. Так или иначе, четверо «морских котиков» оказались в западне, путь к спасению был закрыт.

Данные о количестве врагов, с которыми столкнулся отряд Мёрфи, разнятся. Первый официальный отчёт Латтрелла сразу после его спасения указывает на 20-30 противников; официальные документы ВМС о награждении Мёрфи указывают, что он мужественно сражался с пятьюдесятью повстанцами. В целом, данные цифры примерно отражают истинное положение вещей: четверым американцам противостояло от 20 до 50 хорошо вооружённых людей Ахмада Шаха, включая его самого.

Противнику удалось занять господствующую высоту и встретить «морских котиков» плотным огнём из стрелкового оружия, заставив наспех занять оборонительные позиции среди камней. По некоторым данным Ахмад Шах располагал также одним или двумя 82-мм миномётами, которые являются весьма серьёзным оружием поддержки, но эти сведения не имеют подтверждений, хотя хорошо известно, что американцы подвергались обстрелу из РПГ-7 и страдали от гранат, которыми их закидывали сверху. Об этом говорит и характер множественных осколочных ранений спецназовцев.

Спецназовцы пытались отступать вниз, отстреливаясь на коротких остановках. Бой уже продолжался около часа; Дэнни Диетц всё это время не прекращал попыток выйти на связь со штабом. Неизвестно, по какой причине не удавалось наладить устойчивую двустороннюю связь по спутниковому телефону, но это нередко случается при недостаточной видимости спутников в горах и густом лесу. Каждая попытка вызова предварялась набором сложного многозначного кода перед номером штаба, в экстремальной боевой обстановке это превращается в непростую задачу. Дэнни Диетцу всё же удалось достучаться до командования, оно приняло его сообщение без особых подробностей: «Мы под огнём!». Но ответа не было слышно — либо Диетц просто не успел его услышать, получив сразу несколько попаданий.

В некоторых источниках указывают, что после этого к месту боя был выслан беспилотник, но это не подтверждается документами. В Баграме готовился к вылету отряд быстрого реагирования (QRF — Quick Reaction Force), являвшийся первой помощью в таких ситуациях.

Майкл Мёрфи и Мэтью Аксельсон.

Майкл Мёрфи и Мэтью Аксельсон.

К этому моменту Мёрфи и Аксельсон были серьёзно ранены и не могли получить достаточной медицинской помощи, но истекая кровью они продолжали отстреливаться. Заканчивались патроны, враг пытался обойти их с фланга. Отходить было некуда.

Латтрелл, видевший смерть Диетца (он получил 11 пуль), доложил об этом командиру. Меёфи понимал, что все варианты спасения исчерпаны, и если они не наладят связь — им конец. Единственный шанс — как-то выйти на открытое место и попробовать связаться оттуда. В официальном документе о награждении Мёрфи Медалью Почёта сказано следующее:

«Покинув защитное укрытие скал, он намеренно вышел на открытое место под обстрел врага. Его мужественный акт самопожертвования лишил его защиты и превратил в мишень для врага. Находясь под непосредственным обстрелом со стороны противника, Мёрфи наладил связь с группой быстрого реагирования сил специальных операций на авиабазе в Баграме и запросил немедленную поддержку. Он указал местоположение своего подразделения и количество противостоящего врага. В этот момент он получил ранение в спину, заставившее его выронить передатчик. Мёрфи поднял его, закончил сеанс связи и продолжил вести огонь по приближающемуся врагу. Раненный многократно, он вернулся на свою позицию и продолжил бой».

Итоги операции «Красные Крылья» 28 июня 2005 года, ВМС США

Мэтью Аксельсон умирал на руках у Латтрелла. Получив ранения в грудь и голову, он терял сознание и просил помочь ему. Но ничего сделать было уже нельзя. В последние минуты он вспоминал свою жену. Близкий разрыв гранаты из РПГ разделил товарищей, и Латтрелл потерял Мэтью из вида.

Где-то далеко с базы в Баграме поднимался в воздух тяжёлый «Чинук» из 160-авиационного полка особо назначения («Ночные сталкеры») с восемью «котиками» на борту, его сопровождали два UH-60 «Блэк Хок» и два ударных AH-64 «Апач». Они спешили на помощь погибающим товарищам. К этой минуте командир группы, вызвавший их, был уже мёртв. Люди Ахмада Шаха наседали, разрывы гранат были всё ближе, и Маркус остался один. Он решил во чтобы то ни стало добраться до пуштунской деревни в долине и ждать помощи там. Сломя голову он бежал вниз по склону, перепрыгивая с одного карниза на другой, как вдруг — хлопок и темнота.

Nightstalkers_in_Operation_Red_Wing

Совсем скоро, уже ближе к вечеру, боевики выстрелом из РПГ-7 собьют подоспевший на подмогу «Чинук». Реактивная граната попала в трансмиссию заднего винта, и тяжёлый транспортный вертолёт сразу же рухнул на землю. Погибли все, кто находился на борту: восемь специалистов 160-полка и восемь спецназовцев. Никаких ответных мер предпринять не удалось. После оценки ситуации сопровождающие вертолёты убрались восвояси. Но Латтрелл всего это не видел.

Итоги

5

Маркуса Латтрелла оглушило близким разрывом гранаты, он свалился вниз, пролетев более 50 метров по камням. Он получил множественные переломы рук, травму позвоночника,  коленей, изранил лодыжки и локти. Разбил всё лицо, сломал нос, откусил половину языка и получил несколько осколков в спину и ноги. Но он остался жив.

У боевиков не было достаточно времени, чтобы тщательно обследовать место боя, они быстро собрали оружие, забрали ноутбук и приборы ночного видения, часть уцелевшего снаряжения, не успев даже поиздеваться над трупами. В отряде Шаха было два оператора, которые засняли процесс боя и последовавшего сбора трофеев — в дальнейшем эти плёнки будут использоваться в пропагандистских целях. На кадрах убитые и обезображенные американцы, афганские воины позируют с их оружием, празднуя победу — на тот момент это был самый мощный блокбастер во всём исламском мире.

латрелл и гуляб

Испугавшись преследования после такой «удачной» акции люди Ахмада Шаха поспешили ретироваться с поля боя, даже не подозревая, что оставили в живых одного американца. Он очнулся только на следующие сутки, обессиленный и израненный, он полз подальше от места боя, опасаясь быть обнаруженным. Полз, вгрызаясь зубами в землю до тех пор, пока его не обнаружил местный житель, пуштун по имени Мохаммад Гуляб. Бородатый отвратительный мужик стал спасителем Маркуса Латтрелла. Пуштун укрыл его в своём доме и не выдал Шаху, когда тот потребовал расправы. Сильный пуштунский клан чтил традиции предков, завещавших охранять свой дом и своих гостей и оказывать помощь страждущим воинам. Они готовы были противостоять бандитам Шаха, но тот не рискнул взять американца силой.

Через несколько дней пуштунам удалось сообщить о спасённом на ближайший блок-пост, и вскоре Латрелла забрали в безопасное место.

***

Современная война со всеми её спутниковыми системами, лазерным наведением, толпами аналитиков за светящимися экранами мониторов и вездесущей электронной разведкой не отменяет простого ремесла солдата, в жару и холод, пешком с огромным рюкзаком за плечами и с оружием в руках, днём и ночью выполняющего свой непростой долг. И по-прежнему именно человек с большими звёздами на погонах или со скромными лычками сержанта принимает судьбоносные решения, пусть в первом случае они касаются тысяч подчинённых, а во втором лишь горстки товарищей по оружию.

История операции «Красные Крылья» — это в первую очередь история людей, принявших решение, судьбоносное для 3 афганских пастухов и столь дорого стоившее самим солдатам. Это история мужества для принятия такого решения и мужества заплатить за него сполна.

Дэнни Диетц и Мэтью Аксельсон посмертно удостоились  высшей награды военно-морских сил США — Креста ВМФ. Такую же награду получил и Латрелл.

родители мерфи и буш

Как говорилось выше, лейтенант Мёрфи был награждён Медалью Почёта. Его родители торжественно получили её из рук Джорджа Буша спустя год после гибели сына.

Именем Майкла Мёрфи назван эскадренный миноносец класса «Арли Бёрк» USS «Michael Murphy» (DDG-112), спущенный на воду в 2011 году.

В городе Купертино, штат Калифорния, открыт мемориальный парк. В нём установлена статуя уроженцев этих мест Мэтью Аксельсона и Джеймса Су, погибших 28 июня 2005 года в ходе операции.

Также на Родине Дэнни Диетца в Литтлтоне, штат Колорадо, в «Берри-парке» установлена статуя погибшего моряка.

Книга Латрелла «Единственный уцелевший» стала бестселлером в США и многократно переиздавалась, он стал частым гостем телешоу, наладил свою жизнь и заработал много денег. К его чести стоит сказать, что он не забывает своего спасителя и периодически общается с ним.

Ахмад Шах, долгое время скрывавшийся в Пакистане, был убит в ходе перестрелки с полицией на афганской границе в апреле 2008 года.

Кстати, похожая история случилась во время операции «Буря в пустыне» с британским патрулём SAS из восьми человек. В 1991 году во время диверсионно-разведывательной операции в глубине иракской территории они были замечены местным мальчишкой-пастухом и также не решились его убить. Трое британцев погибли, четверо были взяты в плен и позднее освобождены, лишь одному удалось спастись и пересечь границу с Сирией.