8 октября в Москве прошел финал «Кибербитвы Мегафон». Если вы любите Dota 2, то прочитать о нем вы, как обычно, можете много где (на официальном сайте для общих деталей, на любом удобном киберспортивном ресурсе для всего остального).

Вкратце, как это видел я: 58-й этаж башни «Империя» в Москва-Сити, вокруг — туман, с каждым часом все сильнее сгущающийся, внутри — киберспортсмены, комментаторы и видеоблогеры от Логвинова до Хованского.

А для меня это был повод встретить главного комментатора русскоязычной «Доты», Виталия Волочая, и поговорить с ним о вечном.

Где брать новую аудиторию

кибербитва мегафон дота 2 хованский вилат волочай отвратительные мужики disgusting men логвинов

Disgusting Men: Если обычный Вася, не интересующийся видеоиграми, попытается посмотреть трансляцию по «Доте» у него от всей терминологии, деталей и непривычного видеоряда лопнет голова. Можно ли сказать, что из-за самой специфики видеоигр киберспорт не вырастет больше, чем он есть сейчас?

Виталий Волочай:  Киберспорт по сравнению с традиционными видами спорта очень тяжел на вход. То есть планка высока за счет того, что новым людям действительно тяжело понять, что к чему, куда и как. С другой стороны, то же самое происходит и с условным американским футболом, условным снукером и так далее. Это тоже виды спорта, которые ты можешь смотреть, не понимая, что происходит.

И мне кажется, что расклад очень прост. Чем больше людей, которые просто играют в игры и имеют дома мощный компьютер, будут знать, что такое киберспорт, тем лучше. Например, в Америке — я не помню, с какого сайта я брал статистику, но там всех, кто играет в компьютерные игры и при этом интересуется киберспортом, меньше, чем восемь процентов. То есть запас бешеный.

Есть люди, которые годами играют в Madden NFL, либо в NBA, либо в «Фифу» — но понятия не имеют, что по этим играм проводят турниры. Я лично знаю людей, которые играли в «Доту», но не знали про Интернешнл, например. И эти люди — и есть то место, куда киберспорту надо расширяться.

А как привлекать совсем новых людей — ну это очень сложный вопрос, куда более философский. С той же CS все весьма просто: террористы, контртеррористы, бомба — все, поехали, разобрались.

кибербитва мегафон дота 2 хованский вилат волочай отвратительные мужики disgusting men логвинов

как стать

Как это сделать с «Дотой»? Ну вот тут я, наверное, не смогу ответить. Как сделать так, чтобы киберспорт был понятен и доступен какому-то случайному человеку, которому его показали по телевизору после футбола? Видимо, над этим нужно работать создателям игр, чтобы они были более интуитивно понятными. И я думаю, создатели понимают, что игра должна быть не очень сложной, чтобы стать по-настоящему киберспортивной.

Будет ли что-то меняться? Думаю, будет. Как скоро? Затрудняюсь сказать. Но я бы не сказал, что мы уперлись в потолок. Я уверен, что расти еще есть куда.

Что будут делать комментаторы, когда закончится «Дота»

DM: Новые киберспортивные игры появляются постоянно. Старые — меняются. Некоторые умирают и исчезают. Не факт, что та же Dota 2 станет чем-то вечным, как футбол — когда-нибудь и она закончится. И что тогда будет даже не с игроками, а со специализирующимися на игре комментаторами, например?

ВВ: В принципе, если мы говорим о спорте, то точно так же мы будем говорить и про киберспорт. Вот есть футбол, точно так же и баскетбол, точно так же и гандбол, точно так же и снукер, который пять лет назад не был популярным, а сейчас стал.

И в киберспорте постоянно что-то меняется. Большинство киберспортивных комментаторов — они тоже многофункциональные. Есть у нас в России условный Дмитрий Губерниев, который комментирует и плавание, и биатлон, и еще что-то, во всем это хорошо разбираясь. В киберспорте можно взять в пример CrystalMay— это человек, который полноценно коментирует и CSGO и «Доту». И еще Overwatch, да.

кибербитва мегафон дота 2 хованский вилат волочай отвратительные мужики disgusting men логвинов

Главное открытие сезона — талант Антона Логвинова к комментированию «Доты».

Таланты в киберспорте не узкопрофильные. Я не назову человека, который играет только в одну игру и разбирается только в ней — это надоест, физически. Я не знаю людей, который не смотрят турниры по CS. Это интересно, очень интересно.

Если «Дота» закончится, мы никуда не пропадем. Закончится «Дота» — будет CS, будет что-то новое, и еще что-то. Киберспорт — это огромная индустрия, и люди, которые увлекаются киберспортом, найдут себе применение.

Когда у киберспортсменов появятся профсоюзы

кибербитва мегафон дота 2 хованский вилат волочай отвратительные мужики disgusting men логвинов

мозоли

DM: Сейчас можно выделить два подхода к организации киберспортивных дисциплин. С одной стороны, например, Riot с ее League of Legends — там четко структурированные лиги, так или иначе подконтрольные компании, которая делает игру. Но вот Valve, например, сама организовывает только один турнир — The International — а остальные оставляет на другие организации. Это классный подход, который работает сам по себе,  но возникают проблемы с регуляцией всего этого. Почему никто до сих пор не организовал федерацию, или там профсоюз, который будет защищать интересы игроков и следить за порядком проведения сторонних турниров?

ВВ: В отличие от традиционного спорта, который никому не принадлежит (это достояние общественности), в киберспорте каждая игра — чья-то. LoL у Riot, Dota 2 у Valve и так далее.

Каждая игра от кого-то и от чего-то зависит.
Это самая большая проблема киберспорта.

Соответственно, ты можешь создавать федерацию, ты можешь создавать профсоюз, ты можешь устанавливать какие-то требования — но это все не имеет значения, потому что есть Valve, которая владеют самой игрой и всем контентом, который делается на ее основе. Когда ты устанавливаешь «Доту», ты принимаешь соглашение. Если очень внимательно прочитать, там написано, что весь контент, который ты производишь — весь, абсолютно весь, VODы, записи, все, что мы делаем на этом турнире — это проект Valve. Весь аудиовизуальный контент, который клепается с «Доты» и CSGO принадлежит Valve.

Ты можешь делать организации, налаживать контакты с телевидением, что угодно. Но в определенным момент, если Valve не захочет, она придет, и скажет: нет, братан, это мое, все. И в этом проблема.

Поэтому какие-то крупные федерации и невозможно создать в киберспорте. Они не смогут регулировать ничего, потому что у них самих будет регулятор. Невозможно было бы создать FIFA, если будет какой-то «владелец футбола», который в определенный момент скажет: «Нет, у меня права на футбол, я вам не разрешаю проводить турниры по футболу. Все, идите, вы мне неинтересны».

кибербитва мегафон дота 2 хованский вилат волочай отвратительные мужики disgusting men логвинов

Какой-то регулирующий орган в киберспорте нужен, я уверен. Что-то такое должно рано или поздно образоваться. Но в нынешних реалиях я не совсем представляю, как это будет работать. Разве что вот эти самые ребята — Electronic Arts, Valve, Riot, Blizzard — сядут и договорятся сами между собой. «Давайте склепаем такой-то орган, назовем его, там, World Esport Federation, наймем туда людей, наймем юристов, которые будут следить, чтобы турниры по всем дисциплинам выплачивали деньги, будут давать санкции на проведение турниров» — что-то такое. Это единственная возможность, которую я сейчас вижу.

Двадцать миллионов за турнир — не жирно?

DM: Заметил такую вещь: в последние годы, если команда выигрывает The International, она практически всегда рассыпается. И если так посмотреть: действительно, ты выиграл дохрена денег,  к чему еще стремиться? В итоге мы просто раз за разом теряем крутых игроков. Видишь в этом проблему?

ВВ: Когда ты выиграл Интернешнл в 2011 — это был миллион на всех. Двести тысяч получил, купил квартиру, машину — все, денег нет, надо дальше зарабатывать.

Сейчас — по полтора миллиона на брата. Если ты семнадцатилетний пацан, это нереальное количество денег. И понятное дело, что подсознательно у тебя начинает закрадываться идея, что ты, в принципе, уже всего достиг.

Я с Резолюшеном (Resolut1on, Роман Фоминок, занявший второе место на The International 2016 в составе команды Digital Chaos — прим.) общаюсь довольно много в последнее время. И я ему говорю: Роман, второе место — это хорошо. Если бы ты занял первое — извини, ты в двадцать лет был бы чемпионом Интернешнла. Все. Главная цель в твоей жизни достигнута. И что б ты сейчас делал? Ну были бы у тебя бабки, но у тебя не было бы цели. А так у тебя цель — она есть, и ты к ней будешь идти, это тоже прикольно.

кибербитва мегафон дота 2 хованский вилат волочай отвратительные мужики disgusting men логвинов

Я миллиард раз говорил, что двадцать миллионов это невероятно много денег. Нельзя столько давать на одном турнире. Дайте пять, в следующем году шесть, в следующем семь. Но, блин, не три — и сразу двадцать.

И да, ты прав, есть какой-то потолок, когда людям надоедает, когда они перестают играть. Но я не думаю, что это какой-то глобальный феномен. Есть примеры как у поляков Virtus.Pro в CSGO, которые выиграли кучу турниров — но они дальше играют, они дальше в топе, они дальше в пике. Вышли вот на первое место в рейтинге на HLTV. Это команда, у которой смысл жизни — играть и выигрывать.

Мне кажется, таких молодых игроков сейчас не хватает. Сейчас они приходят за баблом, а не за титулами. А надо, чтобы в киберспорт люди приходили за титулами — за титулом чемпиона «Кибербитвы», за титулом чемпиона «Эпицентра», чемпиона Интернешнла. Чем больше будет таких людей, тем лучше.