Практически все члены редакции Disgusting Men, у которых есть PS4, полностью погрузились в мир Bloodborne. Держать в себе такое количество эмоций невозможно, поэтому Игорь Белкин, Вячеслав Мостицкий, Петр Сальников и Илья Овчаренко попытались объяснить, чем им там понравился город Ярнам и его окрестности.

Вячеслав Мостицкий: Охотник 84 уровня по имени Sir Swaggerrio смотрит на меня грустными уставшими глазами, а счетчик справа от его физиономии говорит мне, что я проиграл в Bloodborne 58 часов. Примерно 10 из них я провел, обхватив голову руками и судорожно соображая, что мне дальше делать и как победить этих ужасных, мерзких и кровожадных уродов. Да, Bloodborne – это один из лучших видеоигровых опытов за последние несколько лет. Даже Destiny, в которую я погрузился с головой на 130 часов, не вызывает такого трепетного ужаса и неподдельного восхищения.

Позади четырнадцать поверженных в одиночку боссов, а на горизонте маячит еще парочка финальных. Я знаю, как до них добраться, и я знаю, что в данную конкретную секунду они точат свои клыки и фантазируют, как разорвут моего персонажа на кусочки. Но я попросту боюсь идти к ним. Не сейчас. Сначала нужно убедиться, что ты исследовал каждый доступный тебе уголко Ярнама и его окрестностей, закупился всеми необходимыми предметами (при этом ты не знаешь, что тебе пригодится в битве!) и выполнил все побочные квесты. И только тогда, решительно выдохнув, ты переступаешь туманную стену и достаешь Ludwig’s Holy Blade.

CCQ8ELKUwAAPWOH.jpg-large

Да, это все еще безжалостно сложная игра. Но вот что мне нравится в Bloodborne, так это то, что она по-честному сложная. Когда ты умираешь, ты точно знаешь, от чего и как. Ты умираешь потому, что сам идиот, а не из-за нечестных правил игры. Иногда кажется, что перед тобой непреодолимая преграда, хочется отложить джойстик и никогда не возвращаться в это логово страха и полного безумия. А вечером того же дня ты победоносно ставишь ногу на бездыханный труп какой-нибудь твари. PREY SLAUGHTERED.

Еще одна важная причина, по которой я полюбил Bloodborne – это игра про тотальное, необъяснимое и всепоглощающее зло. В последнее время в видеоиграх такого очень не хватало. Дурацкцие пришельцы или роботы надоели и стали настолько привычной декорацией, что ты перестаешь уделять им внимание. А в Bloodborne каждая живая тварь – это враг в полном смысле этого слова, кровожадное чудище, которое издает нечеловеческий вопль и кидается на тебя с красными глазами с одной целью – выпотрошить. И эта враждебная, окутанная тайной атмосфера распространяется и на весь мир игры – удивительно, но это покинутое богом (и почти всеми здоровыми людьми) место завораживате своей утраченной красотой, привлекает своим уродством. Умберто Эко пару лет назад опубликовал труд, посвященный концепции красоты и уродства в Средневековье. Эти два, казалось бы, противоположных понятия абсолютно равны по своей значимости и оказывают одинаковое влияние на человека. Так вот, Bloodborne – это торжество всего некрасивого, отталкивающего и мерзкого, которое привлекает наше внимание не меньше любой красоты и гармонии.

Ну и последнее. Очень приятно осознавать, что Bloodborne не держит тебя за дурака. Она уверена, что ты сам во всем разберешься, поймешь, как тут все устроено и что происходит, и не будешь ныть по поводу отсутствия всплывающих подсказок и чекпоинтов. Миядзаки и его творение относятся к своей аудитории с огромным уважением, и это очень важное качество в современной индустрии. Мне очень хочется, чтобы подход From Software – в геймдизайне, в визуальном стиле, в технологиях – адаптировали под себя как можно больше студий. Bloodborne – это настоящий монумент всей культуре видеоигр. Ну и главная причина наконец-то купить PlayStation 4, если вы по каким-то причинам еще этого не сделали.

2761982-bloodborne_001

Игорь Белкин: Я ненавижу Demon’s и Dark Souls. Я честно пытался в них играть, делал три подхода по 10 попыток, — нет, ничего, вообще. Казалось, я наигрался в японские хардкорные игры лет 7-8 назад, в эпоху PS2, и больше уже не могу, хватит.

Когда я смотрел на Bloodborne на E3 и слушал комментарии Миядзаки о том, что вообще-то во время прохождения 20-минутного куска игры «мы умерли раз 30, но это демо, и здесь нельзя умереть», — я твердо сказал себе: «Нет, играть в это я не стану ни за что». Ну не хочу я игру, которая будет меня унижать и заставлять себя чувствовать ничтожеством раз от раза; не хочу превозмоганий; не хочу боли. Хочу, чтобы в меру сложно, но весело. Не хочу Bloodborne.

Спустя 10 месяцев весь мой френдлист в PSN внезапно вылез из GTA V и Destiny с FIFA и погрузился в игру, которую я под угрозой расстрела покупать не собирался. В тусовки заходили люди, чтобы просто поорать матом: «Я ТОЛЬКО ЧТО, БЛ*ДЬ, ВСРАЛ 20 ТЫСЯЧ ДУШ, ТАМ НА КРЫШЕ, БЛЯДЬ, СТОИТ П*ДОР НЕУБИВАЕМЫЙ С ПУЛЕМЕТОМ, Я Х*Й ЗНАЕТ КАК ЕГО ДОСТАТЬ!» Через час-другой: «БЛ***!!! Я УБИЛ ЭТОГО П*ДОРА! УБИИЛ!» Еще через час ликование собеседников сменялось новым приступом отчаяния — новый босс, новые мучения.

Bloodborne1120-01

Черт подери, может что-то в этом есть? Может, попробовать? Я попробовал. И искренне считаю Bloodborne одним из главных кандидатов на лучшую игру года и одной из лучших игр в библиотеке PS4 в принципе.

Теперь я рискую навлечь на себя гнев сильно прошаренных ультрахардкорщиков, которые проходят все части Ninja Gaiden за вечер на максимальной сложности, играя ногами. Но скажу правду — получить максимальное удовольствие от Bloodborne мне помог баг с дублированием ресурсов. Благодаря нему я смог, перед тем как попасть на действительно сложные локации, _научиться_ в нее играть, не наблюдая 50-секундные экраны загрузки по 100 раз на первой же локации. Да, мне было слишком легко; да, я не вымучивал первых двух боссов и не врывался в тусовки с матерными тирадами. Но я получил гораздо большее — огромный кайф от исследования потрясающего мира Bloodborne (исследование этого мира, я серьезно, — это просто космос), без стресса, боли и унижений.

На определенном этапе (почти сразу, то есть) я перестал использовать баг — что сильно увеличило сложность игры; я начал писать разным людям — в основном, правда, Петру, — «Чувак. Я только что в третьем данже ВСРАЛ 250 ТЫСЯЧ ДУШ!» «А зачем ты их копил?» — спросил меня Петр. «Ну я хотел сразу и катану купить, и прокачать…», — начал было отвечать я, и понял, какую глупость совершил. Боль, страдания, загрузки по 50 секунд и куча потерянных ресурсов, — но я хотя бы теперь понимаю, как в это играть. Ну и когда становится совсем печально, — я возвращаюсь на первые локации, чтобы подлечить израненное чувство самоуважения.

Чертова игра. Ненавижу.

Пойду поиграю в нее еще.

Петр Сальников: Bloodborne позволяет войти в мир товарища, которому нужна помощь, чтобы сообща убить какого-нибудь особенно вредного и опасного босса. Учитывая, что и в одиночном режиме игра способна выдавливать из вас самую изощренную брань, можете себе представить, какой лингвистический калейдоскоп начинается, когда в процессе участвует сразу двое уже очень злых людей. Например, особо злая атака одного из боссов (если вы уже играли: речь о Логариусе) с недавних пор по официальной номенклатуре Disgusting Men называется «х*еверть».

Механика Bloodborne устроена довольно просто: для победы вам нужно оперативно запомнить все движения противника и бить в те секунды, когда враг промахивается или прерывается, чтобы отдышаться. Звучит действительно элементарно, но на практике оказывается, что для исполнения этого трюка вам потребуется фотографическая память и молниеносная реакция — чтобы вовремя выскакивать из-под ножа. Это драки на таймингах, когда один постоянно пытается поймать другого на малейшей ошибке — звучит весьма тривиально, но в действии смотрится и ощущается потрясающе. Особенно яркая хореография происходит как раз в кооперативе; особенно когда в лицо летит «х*еверть».

bloodborne-ps4-concept-art-4

У Dark Souls была замечательная черта: непредсказуемость. Через акведук вы попадали в замок, потом находили в его окрестностях крепость, полную ловушек, затем углублялись психоделические пещеры, где на вас охотились гигантские устрицы… Предугадать, что произойдет после прохода через очередные ворота, обтянутые непроницаемым туманом, было невозможно. Логичным образом, огромное количество игроков переживало все эти приключения, постоянно закрываясь щитом — не от монстров даже, а просто потому что так спокойнее. Bloodborne тоже очень любит удивлять и пугать, но не дает даже мнимого ощущения защищенности: всю игру герой бегает в разноцветных пальто и шляпах, а вместо щита у него пистолет, с которым надо научиться обращаться (мой друг Мостицкий, например, так и не научился).

Сейчас уже более-менее все знают байку о том, что идейный лидер всех «Soulsborne»-проектов Хидетака Миядзаки в детстве очень любил англоязычное фентези, но плохо понимал язык, улавливал какие-то основные вещи, а детали придумывал сам. Это ощущение неведения и самостоятельного заполнения пробелов, этот, по всей видимости, детский импринт, японец спроецировал на все до единого свои проекты. Трюк сработал — и заодно сыграл важную роль в продвижении предыдущих игр From Software; так происходит и сейчас с Bloodborne. Посмотрите, сколько видео с YouTube посвящено разборам сценария и бэкграунда игры; люди ищут отсылки к традициям различных культур, литературе, спорят о подтексте. Официальную трактовку сюжета мы, скорее всего, не увидим никогда, потому что так сломается вся интрига, — а то, что есть в интернете, лишь догадки фанатов. Это здорово, потому что в конечном счете у каждого из нас более-менее своя Bloodborne.

bloodborne-screenshot

Илья Овчаренко: From Software всю жизнь делали игры не для меня. Сложные, заковыристые, требующие много терпения и времени. Я уже почти с этим смирился, когда анонсировали  Bloodborne. Выработанная за годы в геймдеве чуйка заорала благим матом, утверждая, что это будет нечто. И она не ошиблась — Bloodborne словно
специально подогнанная под меня Dark Souls: с прекрасным сеттингом, быстрая, красивая, активная и удивительная. То что игра умеет постоянно удивлять, да так, что сидишь с открытым ртом — краеугольный камень успеха. Если не обращаться к интернету за прохождениями, вы ни раз воскликните от неожиданности перед экраном. Готовьтесь рассказывать истории, готовьтесь погибать и снова подниматься, готовьтесь рычать в бессилии и танцевать от радости, когда убьете первого босса. Bloodborne это эмоциональный генератор. И это надо ценить со всей силы!