friske2

На днях стало известно, что у Жанны Фриске рак головного мозга четвертой степени. Женщина, на протяжении нескольких лет бывшая секс-символом для телезрителей и читателей глянцевых журналов, неоднократно занимавшая места в первой десятке длинных списков самых привлекательных дам страны, умирает. Ей 39 лет, ее сыну — 9 месяцев.

«Первый канал» обращается к «Русфонду» — давайте, мол, поможем певице, подключим всю страну, вдруг получится. «Русфонд» — благотворительная организация, она пользуется рядом налоговых льгот, и именно поэтому «Первый» пришел к этим людям. «Русфонд» был основан учредителями издательского дома «Коммерсант», изначально для помощи тем, кто пишет страшные письма в редакцию. В дальнейшем организация помогла и тем, кто пострадал в «Норд-Осте», и тем, чьи близкие погибли вместе с подводной лодкой «Курск», и жертвам трагедии в Беслане, и много кому еще. И тогда, и сейчас «Русфонд» помогает больным детям. Зайдите на сайт, посмотрите что там творится. 
 
А вот что творится последние два дня в интернете: люди, узнав о том, что за сутки фонд помощи Фриске пополнился на 50 миллионов рублей, пришли в ярость. Мол, те, кто действительно заслуживает денег, их не получает, стоило заболеть певице — 50 миллионов за сутки. Как так! 
 
На «Снобе» пишут правильно:
 
[quote]Такая болезнь, как рак, способна развеять по ветру любые не то что сбережения, а даже и состояния.[/quote]
Рак — не та болезнь, которую можно просто ликвидировать таблетками или операцией или даже ампутацией каких-то органов. Это бич современных людей, с которым приходится бороться, бодаться — и каждую минуту этой борьбы болезнь будет давать сдачи. Мы живем не в сериале «Во все тяжкие», — хотя и там случай очень показательный: какого-то черта у главного героя произошла ремиссия. И никто так и не понял, почему и как долго это облегчение будет продолжаться. Спастись от рака четвертой степени можно только чудом, которое современная наука устанет самой себе объяснять. Четвертая степень рака — это финишная прямая. Но я не считаю чужие деньги, и мне не жалко 75 рублей, которые я передал «Русфонду» через мобильный телефон, если эти деньги в сумме с взносами других людей способны помочь. Обратите внимание: излишки, которых при сборе средств с помощью телевизоров всегда бывает с горкой, будут направлены на лечение детей. Никто их ради Жанны Фриске не бросает.
Те, кто сейчас доказывает всему интернету обратное, размахивая больными детьми как красным флагом, вряд ли вообще кому-то когда-то помогли. Я прекрасно знаю этот тип людей. Это борьба за правду в чужом огороде. Теоретизировать о том, у кого какой дом в Майами, и сколько денег поп-дива поднимает за свою карьеру — странно и глупо. Какое ваше дело, в конце концов. Что за нищенское злобство? Дело добровольное. Не хотите — не помогайте. Но и судить в такой ситуации вам, родные, никто права не давал.
 
Единственное, что в этой ситуации меня как-то радует: благодаря широкой медийной огласке нынешнего случая многие люди в принципе узнают, что такое «Русфонд». Какие еще акции бывают — не многословные и слегка бесполезные петиции, а вот, настоящие. Вот ребенок, вот сумма, вот что нужно сделать. А вот список тех, кто вылечился благодаря поддержке людей. Возможно, эта ситуация кого-то зацепит и заставит поинтересоваться, что вообще сейчас происходит с благотворительностью федерального уровня.
И еще: если вы, дочитав этот текст до конца, собираетесь влить желчи в комментарии, то сразу идите на хуй.
 
Помочь Жанне Фриске можно, отправив слово «Жанна» на номер 5541. Тариф для всех более-менее один — 75 рублей.
Фото: журнал MAXIM.