В российский прокат выходит фильм «Афера под прикрытием», который рассказывает о том, как агент спецслужб роет подкоп и закладывает бомбу под фасад благополучия колумбийских наркокартелей. Отвратительные мужики решили вспомнить обратную сторону истории и придумать, какие советы могли бы дать крупнейшие наркобароны из 80-х. Изучив биографии, мы пришли к выводу о том, что все как один они были поехавшими и, соответственно все их наставления были бы чрезвычайно странными и любопытными.

Подружитесь с рок-звездами первой величины.
Провозите наркотики в их концертной аппаратуре

легенды рока отвратительные мужики disgusting men rock-legends led zeppelin ozzy osbourne

Говард Маркс, британский наркобарон, ставший величиной номер один в поставках каннабиса, утверждает, что это работает. В своей автобиографии он рассказывает о том, что перевез таким образом немыслимое количество товара. А еще он намекает на то, что чуть ли ни все поголовно рок-звезды 70-х работали на него.

С чего начать путь к вершине? Советы Эскобара

наркобароны афера под прикрытием наркокартели кокаин отвратительные мужики disgusting men

Если вы не знаете, с чего начать путь к миллиардному бизнесу, связанному с коксом, начните с воровства надгробий. Их можно очистить и перепродать – именно на таком бизнесе поднялся молодой и подающий надежды Пабло Эскобар.

Наймите на работу родственников.
Лучше всего, племянников

grunkle-stan

Хорхе Луис Очоа Васкес, по проввищу Эль Гордо, то есть «Толстяк», был одним из четырех кокаиновых королей Медельинского картеля. Он был выходцем из среднего класса и свой путь во взрослую жизнь начал работая в ресторане отца. Однако он быстро подпал под очарование своего дяди-контрабандиста и вместе с братьями вошел в бизнес. В последствии дядя нехило поднялся, а вместе с ним и Толстяк с братьями. Эль Гордо был очень благодарен дяде, что, впрочем, не помешало ему убить его и занять место на троне. Наркобарон Карлос Ледер вообще заставлял переправлять кокаин в чемоданах собственную старушку-мать, даже когда уже ворочал миллионами. Видимо, мстил за каждый шлепок по попке.

«Траву продаешь – всем руку жмешь,
кокаин толкать – под мушкой стоять»

наркобароны афера под прикрытием наркокартели кокаин отвратительные мужики disgusting men

С самого начала рынки сбыта разных наркотиков в США сложились совершенно по-разному. В продаже и реализации каннабиса держали марку пакистанцы и британцы под патронажем сицилийской мафии. В том, что касалось кокаина, не было равным колумбийцам и мексиканцам – классическое международное разделение труда, все по Адаму Смиту и Рикардо. Продажа каннабиса изначально считалась менее прибыльной, но более простой дисциплиной, достойной скорее хиппанов, чем воротил подпольных империй. Зато за кокаин брались психопатичные парни, готовые к убийствам и предательству.

Для того, чтобы убрать конкурентов, используй бронемобиль, сделанный из неприметного грузовичка

наркобароны афера под прикрытием наркокартели кокаин отвратительные мужики disgusting men

Вот описание устройства и начинки бронеавтомобиля, который использовался в боях нарковойн колумбийских картелей. Внутри на креслах валяются обрез 30–го калибра, «магнум» и еще один револьвер, МАК-10 45-го калибра, 9–миллиметровый браунинг и еще один карабин 30–го калибра. В заднем отделе грузовика – 6 бронежилетов, и все свисают с потолка, точно копченые окорока. Боковые стенки грузовика покрыты стальными пластинами толщиной в 6,5 мм. В задних дверцах — две дыры–амбразуры. Не грузовик, а настоящая бронемашина! С таким можно прорваться даже сквозь кордоны полиции Майами.

Считайте миллионы долларов специальными машинками

наркобароны афера под прикрытием наркокартели кокаин отвратительные мужики disgusting men

Наркобароны, вроде Эскобара или Ледера, довольно быстро обнаружили, что считать наличку руками – невероятно тяжелая и непродуктивная работа. Купленные банковские счетчики сэкономили десятки часов работы, которые до этого уходили на пересчитывание килограммов денег.

Постарайтесь не иметь дел в стране, где власть только что захватил новый и непредсказуемый диктатор

наркобароны афера под прикрытием наркокартели кокаин отвратительные мужики disgusting men

На самом деле, до взлета Медельинского картеля, в середине 1970-х, поставками кокаина рулила Чили, а не Колумбия. Однако с приходом Пиночета, непредсказуемого диктатора, устроившего джихад и марксистам и кокаиновым баронам (он не без оснований считал, что они заодно), Чили потеряла свой вес как узел наркоторговли.

Для того, чтобы сформировать костяк наркокартеля, начните в месте, полном честолюбивых гордецов. Лучше всего подойдут вчерашние фермеры с замашками буржуа

наркобароны афера под прикрытием наркокартели кокаин отвратительные мужики disgusting men

Район города Медельина, в котором созрел самый знаменитый картель – довольно необычное место. Неудивительно, что именно ему суждено было стать центром нового сверхприбыльного бизнеса. Местные жители называют себя «paisa», то есть «земляки» и отличаются невероятно честолюбивым характером. В те времена родители из Медельина часто выгоняли своих детей из дому, едва им исполнится 16. «Заработаешь денег – вышли, не заработаешь – можешь не возвращаться», — вот девиз местного воспитания.

Библиотека – источник знаний и ума.
Даже если ты – наркобарон

наркобароны афера под прикрытием наркокартели кокаин отвратительные мужики disgusting men

Это кажется странным, но после британского интеллектуала Говарда Маркса можно быть готовым ко всему. Фундамент империи Карлоса Ледера зародился не где-нибудь, но в тюремной библиотеке. Просиживая там со своим корешем, Джангом, он изучил географию Карибских островов, основы бизнеса и даже труды по риторике. Если бы не книги – черта с два он стал бы успешным наркобароном.

Отучитесь в аспирантуре, это полезно даже для преступника

наркобароны афера под прикрытием наркокартели кокаин отвратительные мужики disgusting men

Все тот же Говард Маркс стал наркобароном не сразу. И если Эскобар начинал с грабежа могилок, то Говард сначала отучился в аспирантуре на философа и лишь затем вошел в бизнес. Согласно его мемуарам, аспирантура научила его всему, что только требуется преуспевающему воротиле подпольного бизнеса. Именно там он научился лгать, подделывать документы, с первых же мгновений выцеплять лжецов и стукачей и находить подход к сильным мира сего. Как бывший аспирант-философ готов подписаться под каждым чертовым словом Говарда (прим. ред Disgusting Men).

Найдите «толмача»
– переводчика и связующее звено между культурами

наркобароны афера под прикрытием наркокартели кокаин отвратительные мужики disgusting men

Карлос Ледер, один из четырех кокаиновых королей Медельинского картеля, поднялся именно благодаря тому, что сумел стать связующим звеном. Будучи наполовину колумбийцем, наполовину немцем и пожив в Колумбии и США он смог стать полезен тем, что чувствовал себя как рыба в воде в обоих мирах. Тот же Эскобар не мог похвастаться даже начальным знанием английского.

Перевозить кокаин через границу с США лучше всего во время соревнований по американскому футболу или бейсболу

наркобароны афера под прикрытием наркокартели кокаин отвратительные мужики disgusting men

Быть чужим в другой стороне бывает полезно. Колумбийские перевозчики имели возможность взглянуть на американское общество со стороны и смекнули две вещи: американцы повернуты на спорте, а самые повернутые из них – это таможенники. В дни особых турниров и матчей они были сами не свои, похлеще кокаиновых торчков, так что обвести их вокруг пальца в это время не составляло труда.

Станьте большой шишкой в правительстве,
это весело и приятно

наркобароны афера под прикрытием наркокартели кокаин отвратительные мужики disgusting men

Пабло Эскобар был не просто наркобароном, в какой-то момент ему захотелось стать политиком и даже удалось пролезть на место заместителя конгрессмена. Очевидно, там власти оказалось не меньше, чем в миллиардном бизнесе, связанном с продажей кокса.

И напоследок: сойдите с ума,
возомните себя Гитлером и наймите нацистов

наркобароны афера под прикрытием наркокартели кокаин отвратительные мужики disgusting men

Наркобарон Карлос Ледер был не просто любителем своего продукта и слегка параноиком. В какой-то момент он совершенно слетел с катушек и возомнил себя новым Гитлером. Угорев по нацизму, он нанял на свой личный остров белокурых немцев в качестве охранников и в будущем видел себя в кресле ультраправого президента Колумбии. Однажды на кураже Ледер предложил правительству этой страны выплатить весь ее внешний миллиардный долг. И он вполне мог бы сделать это.

  • Герман Заровняев

    Ребят, палехчи, а то получится как с аудиофильским апрелем.
    Попридержите Плотв.

    • Ничерта не понял, но спасибо.

      • Герман Заровняев

        Ну молчали, молчали, а тут повылазили из отпусков и начали нещадно строчить контент, причём так неистово, что, боюсь, можете в скором времени истощить пороховницы и получится аналогия на «апрель — месяц аудиофила» (два выпуска подряд, а потом два месяца тишины).

        • Да ну неее. Мы постоянно делаем веселое и работаем с радостью, просто перманентно экспериментируем, поэтому всем заходит по разному.

  • baka

    Шикарные советы )

  • Leon Cennedy

    А вот это крутое чтиво, спасибо!

  • DardWeyder

    Половину уже попробовал, надеюсь будет продолжение. Не знаю как развиваться дальше.

  • Артём Варт

    невозможно читать из-за мельтешения гифок. словил эпилептический припадок на третьем «совете», выключил. не надо так, мужики.

  • hemusmora

    Перечень навыков, приобретаемых в аспирантуре, универсален для любой специальности и, видимо, для любой страны тоже.

    • Songz

      Умудрённые опытом аспирантуры, скажите, стоит ли оно того? И вообще, насколько действительно сложно писать кандидатскую?

      • hemusmora

        Однозначно ответить на этот вопрос нельзя. Вопрос в том, что ты хочешь получить от аспирантуры. Если ты ищешь уникальный жизненный опыт (не обязательно в хорошем смысле), который может пригодится в самой непредсказуемый момент жизни, то однозначно да.
        Если для получения новых знаний по профессии, то скорее нет. В аспирантуре не научат чему-то новому, однако навык самообучения повысится до невообразимых высот и любая абстрактная задача не будет вызывать вопросов из ряда: что делать? и как делать? В конце концов, разница в навыках между аспирантом и студентом такая же, как между студентом и школьником.
        Если для веселого время препровождения, то все ситуативно. Написание диссертации полно множества эмоций: боли, страдания, унижения, отчаяния, но они закаляют характер. С другой стороны можно познакомится с множеством интересных людей, а конференции обычно заканчиваются попойкой (у гуманитариев).
        Если ради высокой должности в будущем — навряд ли. Такая высокая квалификация мало востребована на рынке труда. В тоже время, она востребована на руководящих должностях. Правда, до них неблизкий трудовой путь и сейчас для трудоустройства важны скорее связи нежели квалификация. Подводя итог следует сказать, что в аспирантуре есть множество жирных плюсов, но и множество более жирных минусов.
        Писать кандидатскую легко. Защитить ее очень сложно. Проблема заключается в том, что процесс защиты диссертации зависит от множества факторов, на которые сам аспирант повлиять практически не может. Защита диссертации на 80% зависит от научного руководителя и его связей в совете.
        Оценить конечный результат учебы в аспирантуре можно еще до поступления. Можно поговорить с будущим научным руководителем и задать всего два вопроса: в каком совете защищаться? где планируется внедрение (для технических специальностей)? Если на эти два вопроса будущий научрук дает четкий и ясный ответ (защита в совете университета N), то надежа есть, но если вместо этого начинается разговор о 3-ей ступени высшего образования и о прочих вопросах общего характера — БЕГИ БЕЗ ОГЛЯДКИ.
        Другой способ оценить шанс на защиту — посмотреть на количество защитившихся аспирантов в последние 5 лет. Если за это время никто не защитился, то шансы крайне малы.
        Если есть вопросы — обращайся, постараюсь ответить.

        • Songz

          Я уже думал, что мне никто не ответит и клял зазнавшихся кандидатов наук, а тут так ёмко, увесисто и популярно. Уже искреннее и большое спасибо за такой фидбэк.
          Если переходить к конкретике, то есть вариант прыгнуть на аспирантуру и писать кандидатскую по политической специальности. Волнует меня очень сложность написания самой кандидатской (крайне слабо себе представляю процесс и его нагруженность), возможность совмещения с работой (уже много лет как не студент), перелопачивание тонн отвратительной литературы и твоё высказывание, что «написать-то легко, а вот защита — это даа».

          И хотелось бы услышать немного конкретики про боль, унижения, страдания и отчаяние.

          Сейчас стою перед самым выбором — идти или нет навстречу кандидатской. Потому твоя информация очень полезна для меня. Заранее большое спасибо в любом случае.

          • hemusmora

            Про легкость написания диссертации я перегнул. Приведу более конкретное сравнение. Написание диссертации в разы сложнее по сравнению с дипломом, но значительно легче, чем сдаться в совет и защититься.
            Вообще, относительно сложности написания на мое мнение ориентироваться несколько некорректно, так как я технарь и тут свои нюансы. Я опишу как складывались мои отношения с диссертацией и какие эмоции она вызывала.
            Самый сложный вопрос, на мой взгляд, касается в соотношении времени затрачиваемой на работу и диссертацию. Они, как жена и любовница: очень не любят друг с друга, устраивают конфликты, когда сталкиваются друг с другом и большее внимание по отношению к одной всегда больно бьет по другой. В конце концов приходится выбирать одну из них. Для технических специальностей диссертация и работа категорически не совместима. Эксперимент и его обработка занимает титаническое количество времени. У гуманитариев в этом плане проще. Вообще многие из аспирантов, которых я знаю работали (и работают) параллельно обучению. Правда большинство из них так и не защитилось после окончания срока. Для того, чтобы уделять время и работе, и диссертации, не в ущерб одной и них, нужны стальные нервы и невероятная дисциплинированность.
            Другой проблемой, вытекающей из предыдущей, является сам процесс написания. С одной стороны, это навык, а с другой искусство. Навык заключается в правильном употреблении терминологии и научном построении предложений. Ничего сложного в этом нет, просто нужно много прочитать современных научных статей и монографий и позаимствовать наиболее распространенные и удачные обороты. Искусство заключается в смысле предложения, потому что выводы, которые нужно сделать, приходится формулировать самостоятельно.
            Немного личного опыта. Написание кандидатской по техническим специальностям начинается с изучения методик и попыткой применения их на практике. Здесь начинаются эмоции. Во время обучения все опыты получаются достаточно просто, цели ясны, методы ее достижения понятны, а конечный результат известен. В научном эксперименте порой неизвестно вообще ничего и получается ровно столько же.
            В попытке провести эксперимент через несколько месяцев доходишь до отчаяния, потому что навыков, полученных во время обучения не хватает для научной деятельности. Диссертация плюет тебе в лицо и говорит, что ты не готов. Помочь никто не может, так как в лучшем случае даже твой научный руководитель имеет весьма смутные представления о твоей теме. Чувство покинутости всеми и подставы со стороны научрука будут преследовать тебя до окончания аспирантуры. Понимания у близки найти очень сложно, так как никто даже близко не имеет понятие, что значит научная деятельность. В лучшем случае посоветуют все бросить и жить как все нормальные люди.
            Затем идет первое озарение. После десятков промахов приходит опыт, навыки и становится понятно, что и как делать. Эксперимент начинает получаться. Первый глоток свежего воздуха за долгое время.
            Далее начинается обработка данных. Тут подстерегает второй удар. Получаемые данные никак не проясняют сложившуюся ситуацию и все становится только еще более запутаннее. Диссертация больно бьет по лицу и оставляет помимо чувства боли и отчаяния еще и бессилие.
            После нескольких дополнительных месяцев блуждания в лесу разрозненных данных и фрагментарного научного знания приходит второе озарение. Во-первых, разные исследователи проходят к разным выводам из сходных данных и не факт, что один из них сделал полное и всестороннее научное описание исследуемой проблемы. Во-вторых, научная литература противоречит друг другу в зависимости от источника. С другой стороны, если бы все интересующие вопросы уже были описаны в литературе, то к чему вообще диссертационное исследование.
            Работа с литературой крайне противоречива с точки зрения сложности, ведь читать можно где угодно: хоть перед сном, хоть в общественном транспорте или на работе. С художественной литературой описанный выше подход полностью оправдан, но с научной литературой так не получится. Научная литература требует повышенной концентрации, внимания и усидчивости. Научная литература, особенно монографии, пишется в основном для отчетности, поэтому авторы редко думают о тех, кто будет читать их труды. Иными словами, книги и статьи написаны научным языком с просто чудовищным количеством витиеватых оборотов речи, за которыми смысл продолжений теряется окончательно.
            Дополнительной сложностью является выделение из огромного массива текста нескольких нужных абзацев и предложений, так что спасительное чтение по диагонали также отпадает. Таким образом, единственное что остается это внимательно и построчно читать все, надеясь не пропустить нужные слова. Данная работа может привести в исступление даже самого усердного и усидчивого аспиранта. В определенный момент становится не понятно или аспирант плохо учился и не понимает элементарной терминологии, или же престарелый профессор так глубоко закопался в свою тему, что все это нагромождение слов кажется ему элементарным, а корректоры дальше выходных данных не проверяют.
            Подводя промежуточный итог, главная задача любого исследователя при работе как с литературой, так и при выполнении эксперимента — думать своей, желательно холодной, головой и опираться прежде всего на факты и нормативные документы (методики, законы, ГОСТы и др.).
            Описанные выше проблемы специфичны и не каждый аспирант сталкивается с ними. Однако, есть универсальные сложности, которые свойственны для научной деятельности любого характера.
            Основная проблема любого диссертационного исследования — это описание научных данных. В данном деле нужно проявлять навыки, которым не учат на подавляющем большинстве факультетов ВУЗов, а именно: четко, научно, понятно, кратко и емко излагать свои мысли, но и это не самое страшное. Очень сложно сделать вывод из полученных данных и тем самым создать нечто новое. Если и есть в мире место, где учат думать и делать правильные выводы, то я не имею малейшего представление, где оно находится.

            Вообще, это не все что я могу сказать, про аспирантуру просто времени сейчас маловато. Если есть желание я буду дописывать по мере возможности.

            • Songz

              Дописывай, конечно. Отлично пишешь и даёшь хоть какое-то представление о том, что меня будет ожидать в случае положительного решения относительно аспирантуры. Читаю с интересом, жду продолжений, выражаю искреннюю благодарность за такую объёмную обратную связь.

            • Тут уже полноценная статья начинает вырисовываться ;)

  • kudesnik

    Забыли самый главный совет, добавляйте кокаин в средство от паноса и продавайте как газировку)))

    • Да не, наоборот же, кокаина в коле больше нет. Те интересные времена давно ушли.

      • Сальников Пидарас

        бровин МУДАК СОСИ ХУЙ ПИДОР

  • Сальников Пидарас

    АТАКА ХУЁВ 13

  • serj goreliy

    хороший был человек,хорошие советы