Недавно «Отвратительные мужики» опубликовали рецензию на последний альбом канадских металлистов KEN mode — Suсcess. Диск так нам понравился, что мы решили побеседовать с вокалистом, гитаристом и композитором группы Джесси Мэтьюсоном о целях в творчестве, ошибках журналистов, Стиве Альбини и много чем еще.

Привет! Мы тебя от чего-то важного отвлекаем?

Привет! Ну, я делал сэмплы из клипов «Секса в большом городе», но, пожалуй, могу отвлечься на это интервью.

Путь каждого музыканта начинается с трогательных историй о том, как он получил от бабушки старый музыкальный инструмент — и понеслось. А какое начало у твоей истории?

Мы с братом (Шоном Мэтьюсоном, играет в KEN mode на барабанах — прим. ред.) в принудительном порядке занимались в Королевской музыкальной консерватории (в Канаде — прим. ред.) по классу фортепиано, с 4-5 лет до где-то подросткового возраста. Тогда мы этого оценить не могли, но со временем знания помогли нам перейти на другие инструменты, а также научили базовым композиторским вещам. Потом в какой-то момент мы наткнулись на гранж/нойз сцену восьмидесятых-девяностых и пошло-поехало. Когда мы впервые услышали In Utero, это был лишь вопрос времени, прежде чем мы спустим все сбережения на наших новых друзей Fender, Gibson и Tama.


KEN mode существует уже довольно давно. Для незнакомых слушателей, какие три самых главных момента в истории группы ты смог бы выделить?

Довольно сложный вопрос, потому попробую ответить экспромтом:

  1. Победа на Juno — это такой канадский вариант «Грэмми» — в номинации «Лучшая тяжелая музыка». Мы никогда не участвовали в мейнстримовых медиа-событиях и выступлениях, так что это было неожиданно. Даже находиться там было крайне странно. Мы выросли в панк-окружении, а там все было похоже на какой-то гала-концерт.
  2. Выступление на Hellfest 2011 во Франции. Это был наш первый выход на опен-эйр — и последний. Довольно дикий опыт, если честно, так как фестиваль был не по пути нашего тура, играть пришлось на чужой аппаратуре, да и сам масштаб. Но было круто!
  3. Запись нашего последнего альбома Success со Стивом Альбини. В музыке не так много настолько влиятельных и талантливых людей, как Стив, а для нас он был еще и прародителем самого любимого жанра. Было невероятно здорово работать и тусоваться с ним; в таким моменты вспоминаешь, ради чего ты вообще в это дело ввязался. Никакого эго, никакой прочей фигни. Он человек, который любит свое дело, любовь к музыке у него в крови. В общем, огромный источник вдохновения.

Success по стилю и звучанию довольно сильно отличается от того, что вы делали раньше. Это осознанное решение или, может, побочный эффект работы с Альбини?

Люди частенько это говорят, но если вы знакомы с альбомом Mennonite или услышали множество спрятанных отсылок к другим нойз-рок коллективам, то характер Success уже не должен так удивлять. Сам стиль уже давно был заложен в нашей музыке, просто сейчас мы решили сделать на нем упор, записать альбом с минималистичным, по-настоящему рок-н-рольным подходом. В последние годы мы слушали не очень много хардкора или метала, и это несомненно отразилось на сочинении материала для нового диска. Хотелось как-то захватить те ощущения от альбомов, которые сподвигли нас заниматься музыкой. А выросли мы на инди-роке и панке лейблов Touch & Go, Sub Pop, Dischord, Amphetamine Reptile Record, вот это все. Так что в каком-то смысле Success — это дань уважения тем прекрасным временам.

Времена, может, и прекрасные, но тексты у тебя все же крайне саркастичные и едкие. При этом журналисты, когда начинают анализировать лирику, частенько ошибаются и начинают гнать полную фигню. Мы в эту ловушку попасть не хотим, поэтому поделись самыми главными идеями, которые ты хотел донести на альбоме?

Ха, ты, кстати, прав! Пожалуй, самое главное, что тебе нужно знать о концепции альбома — мы никогда не принимаем какой-то категорической позиции по любому вопросу. В искусстве уже много было сказано о дуализме нашего существования как разумных существ, наделенных сознанием, так что мы пытаемся с помощью колкого юмора и абсурда проанализировать разные аспекты человеческого опыта. Или, наоборот, поиздеваться над популистской критикой этих вещей. За это нас иногда попрекают различные музыкальные СМИ, хотя, как по мне, Success — это наш самый «легковесный» и юморной альбом.


То есть ты видел ту рецензию, где тебя назвали человеконенавистником и мизантропом, а потом влепили низкую оценку альбому?

Ага. Ее нам часто показывали (смеется). Конкретно этот журналист не уловил сути текстов и обложки альбома. Но это нормально, мы всегда оставляем простор для собственных умозаключений людей, так что они вольны относиться к нашей музыке так, как им хочется. Просто некоторые любят категорично оценивать чью-то работу и подгонять домыслы под свой знаменатель. Пожалуйста, вот вам искусство. Но я не жду, что люди поймут все, что мы говорим — так же, как и я не понимаю многих людей. Хотя конкретно с этим персонажем я бы хотел разобраться на ринге Рестлмании. Это может быть улажено на единственном верном народном суде: восьмиугольнике!

А в целом рецензии на свои альбомы читаешь?

Иногда не могу удержаться, признаюсь, но в последнее время все реже и реже. Если честно, то я в подобных материалах я вижу все меньше смысла: хайп вокруг выхода нового диска выстраивается путем релиза различных тизеров, клипов и синглов через социальные сети. Любой может за пару кликов послушать все, что ему интересно, и сам составить мнение — так что зачем доверять каким-то еще ушам и мозгам, кроме своих собственных?

Поделись впечатлениями от работы со Стивом Альбини. Он говорил вам что-то вроде: «Парни, это какая-то фигня, давайте переделаем»?

Нет, он вообще предпочитает не лезть в «креативную» сторону создания альбома. Но он невероятный звукоинженер. Было очень здорово слышать наши песни, пропущенные через культовый «звук Альбини». Более того, я не припомню более комфортного и увлекательного процесса записи альбома. Мы объедались здоровой пищей, от шоколадных булочек с корицей до пончиков в карамельной глазури, и шумели как черти. Стив — фанат poutine bang-bang, вы, возможно, слышали об этом в шоу Луи Си Кея — это когда ты ешь целый обед, а потом идешь в другой ближайший ресторан и повторяешь весь процесс.

Это правда Юджин Робинсон из Oxbow поет в конце трека Blessed? Как так получилось? И кстати, что за девушку мы слышим на These Tight Jeans?

Да, это Юджин! Мы познакомились с ним в 2014 году в совместном туре с Russian Circles и Helms Alee, когда он брал у нас интервью для своего подкаста Bloody Knuckle про то, как смешанные виды единоборства вписываются в нашу музыку и жизни. Он настоящий джентльмен, и нам нравится его творчество. Поэтому, когда мы писали Blessed и сочинили этот нагнетающий сумасшедший вихрь в конце, то первым делом подумали о Юджине. Я написал ему на электронную почту, он согласился — и вуаля! Очень рад, что у нас получилось это провернуть.

Девушка на These Tight Jeans — наша подруга Джилл Клэпхэм, участница некоторых панк и рок-коллективов в нашем родном Виннипеге. Я подумал, что в этом конкретном треке было бы здорово вставить эдакую перекличку мужского и женского голосов, и Джилл идеально подошла на эту роль. В итоге, мне кажется, получилось неплохо.


Вы уже много лет устраиваете невероятно интенсивные и долгие турне, по 5-6 месяцев подряд с выступлением почти каждый день. И тем не менее, вы еще ни разу не были в России. Как так?

Да как-то спроса особого не было. Мы бы рады это исправить! С новым альбомом мы определенно хотим побывать в новых местах и сыграть перед новой публикой, а не кататься по привычному маршруту. Россию мы обсуждали и надеемся, что в этом году сможем что-то придумать.

Если я не ошибаюсь, то у вас нет менеджера и всеми бизнес-вопросами ты занимаешься сам: бронируешь выступления, заказываешь мерч, общаешься с заводами по печати дисков и пластинок, занимаешься контрактами, даже социальные сети сам ведешь! Ты вообще когда-нибудь отдыхаешь? И как?

Я все еще являюсь активным потребителем (и покупателем!) новой музыки. Помимо этого, я иногда преподаю тайский бокс и занимаюсь бразильским джиу-джитсу и рестлингом — да и вообще все парни в группе фанаты боевых искусств. Шейн тягает железки в свободное время и смотрит слишком много комедий. Скотт, наш новый басист, еще работает координирующим директором в независимом театре в Саскатуне и умудряется этим заниматься даже в турне!

Я задаю этот вопрос многим группам, и хочу услышать твое мнение. С точки зрения бизнеса и прибыли, какой самый выгодный канал дистрибуции контента для непосредственно музыканта?

Конкретно для KEN mode наша Bandcamp-страница является самым простым и удобным способом получения прибыли. Мне вообще очень нравится этот сервис, потому что он на самом деле выстроен вокруг музыкантов и забирает себе только 15% комиссионных.

Второй способ поддержать артиста — это покупать музыку и мерч на концертах. В таком случае вы можете быть уверены, что деньги попадут непосредственно к музыкантам. В целом же, любой потраченный на музыку независимых коллективов цент идет на благо индустрии.

Незадолго до запуска Apple Music мегазвезда Тейлор Свифт раскритиковала Apple за нежелание платить роялти за пробный трехмесячный период. У небольших артистов, я так понимаю, проблемы с подобными сервисами еще сложнее.

Определенно, подобным стриминговым сервисам нужно пересмотреть свои механизмы отчисления роялти исполнителям. Сейчас это печальное зрелище, и компании вроде Apple еще сильнее закручивают гайки и укрепляют точку зрения, что индустрию не интересуют музыканты. В данный момент процент со стриминга унизительно мелкий, и я не вижу, чтобы эта проблема как-то решалась.

Окей, эта та часть интервью, где мы спрашиваем гостей о всяких отвратительных вещах. Отвечать нужно максимально быстро и правдиво! И так, самая отвратительная:

  • Еда: Сыр. Ненавижу сыр! Люди смотрят на меня, как на расиста, когда я говорю это.
  • Тип людей: зацикленные на себе эгоисты. С ними невозможно общаться.
  • Вещь, которая произошла с тобой на сцене: блевануть себе в рот три раза подряд было не самым приятным опытом в моей жизни.
  • Жанр музыки: поп-кантри. Белые люди — отстой!
  • Фильм из тех, что ты недавно посмотрел: Даже и не вспомню… Хотя нет, новые «Черепашки-ниндзя» Майкла Бэя были полным дерьмом.

Спасибо большое за интервью!

Не за что! Надеюсь, скоро увидимся на концерте в Москве!

Success уже доступен в Google Play, Bandcamp и iTunes.