7 марта Мария Шарапова заявила, что допинг-тест показал наличие в ее крови запрещенного препарата. Фактически, на недавней пресс-конференции она открыто призналась в том, что для улучшения спортивных результатов принимала допинг. В результате теннисистка не только рискует покинуть спорт навсегда, но и гарантированно теряет огромные суммы от партнеров по рекламе, например, Nike.

Кроме Шараповой в подобную историю попали еще как минимум четверо российских спортсменов. Их всех предсказуемо ждет осуждение мировой общественности, ведь допинг — это почти так же ужасно и омерзительно, как геноцид Пол Пота. Или нет? Так ли плохо искусственное стимулирование спортивных результатов и нужно ли вообще с ним бороться? Пораскинув мозгами, мы пришли к непопулярным выводам.

допинг шарапова отвратительные мужики disgusting men

На пресс-конференции в Лос-Анджелесе Шарапова заявила: «Неделю назад я получила письмо от Международной федерации тенниса (ITF), в котором говорилось, что я провалила допинг-тест. Я совершила ошибку и беру за нее полную ответственность. В моей пробе был обнаружен препарат мельдоний. Я принимала этот препарат последние 10 лет из-за различных проблем со здоровьем. Раньше он не был запрещен, но 1 января этого года он вошел в запрещенный список Всемирного антидопингового агентства».

После этого признания на теннисистку пролился настоящий ливень из негодования и нечистот. Одновременно с журналистами и борцами за стерильность спорта спохватились спонсоры Марии: автогигант Porsche, швейцарский производитель часов TAG Heuer и компания Nike без промедлений расторгли с Шараповой контракты, мотивируя это тем, что им не по пути с настолько отвратительной особой.

допинг шарапова отвратительные мужики disgusting men

Пресслужба Nike сделала заявление: «Мы огорчены и удивлены новостями о Марии Шараповой. Мы решили приостановить наши отношения на время разбирательства. Мы продолжаем следить за ситуацией». Такого рода лицемерие вызывает у меня гомерический хохот. Современная ситуация такова, что использование допинга в большом спорте — это давно даже не столько норма, сколько рутина и обязаловка в жизни атлетов.

Спонсировать выдающегося спортсмена, а потом в изумлении вопить о том, что этот подлец принимал допинг — это как давать деньги рок-музыкантам и ужасаться тому, что они потратили их на кокаин и падших женщин. Более того, значительная часть этих финансов изначально нужна для использования такого рода стимуляторов, и крупные компании просто не могут этого не понимать. Продюсер Оззи Осборна хотя бы был достаточно честен, чтобы иметь отдельную графу расходов на стимуляторы для своего  подопечного.

допинг шарапова отвратительные мужики disgusting men

Нейминг у РусАда соответсвующий.

Сейчас все, что связано с преследованием допинга, выглядит как надувательство и лицемерие. Единственный, кто оказывается в выигрыше от этой борьбы — само антидопинговое агентство WADA. Ни спортсмены, ни спорт вообще, ни зрители, ни даже здоровье атлетов не выигрывает от этой абсурдной военной кампании против химического вмешательства в результаты соревнований.

Хотим мы того или нет, но современный спорт — это не состязание ради состязания и выяснения, кто же сильнее. Это шоу, массовое развлечение, почти театр и попутно культурный клапан, через который наша цивилизация стравливает лишнюю энергию и неистовую жажду соперничества. Мечтать о некой «непогрешимой игре», как в старину, попросту глупо: древнегреческие Олимпийские игры уже отличались использованием допинга и прочими «нечестными» практиками.

допинг шарапова отвратительные мужики disgusting men super bowl

Так вот, если оставить это шоу в зоне кристальной чистоты и допинговой безгрешности, то вскоре оно просто потеряет интерес зрителя, станет невыгодным и просто исчезнет. Человечество открыло для себя радость всемирного спорта и Олимпийских игр в 1896 году и сейчас, меньше чем полтора столетия спустя, уже подошло к самой грани. Биологические резервы оказались исчерпаны, и мы у предельной черты.

Во многих видах спорта это случилось уже давно: к примеру, рекорд бега на сто метров у женщин не обновлялся с 1988 года. Разумеется, если не считать достижений, полученных с допингом. Почти та же ситуация с бегом у мужчин: рекордсмен 2009-го года Усэйн Болт оказался победителем во многом благодаря редкой мутации мышечной ткани, которая позволила ему преодолеть естественный для человека барьер.

допинг шарапова отвратительные мужики disgusting men усейн болт

Усэйн Болт. На данный момент — самый быстрый человек в мире.

Еще одна подобная история связана с Ээро Мянтюранта, одним из самых успешных финских лыжников за всю историю. В результате исследований выяснилось, что его ДНК обладает аномалией, которая позволяет организму вырабатывать гораздо больше красных кровяных телец. Если бы не эта редкая мутация, спортсмен явно достиг бы меньших результатов. Ирония в том, что даже имея такую фору, он все равно пользовался амфетамином в качестве допинга.

Без фармацевтического вмешательства весь большой спорт от метания ядра до футбола рискует уткнуться в определенный барьер, выходить за рамки которого смогут только люди с редкими генетическими мутациями. Согласитесь, это не совсем подходит под определение честного спорта, в котором результат зависит только от силы воли и вложенного труда.

допинг шарапова отвратительные мужики disgusting menОдна из главных проблем борьбы со спортивной фармакологией — это полное самоуправство антидопингового агентства WADA. Что именно является запрещенным препаратом или методом решается субъективно, на основе сиюминутных условий и веяний. Самый яркий пример — допинг кровью, когда спортсмену вливается его собственная кровь, взятая ранее — это делается для повышения количества красных кровяных телец. Это запрещено, однако существует абсолютно легальный способ сделать то же самое без переливания — тренировки в условиях высокогорья приводят к аналогичным результатам.

Другой пример: эритропоэтин, гормон, который используется для улучшения доставки кислорода к клеткам, считается допингом. Именно с его использованием был связан скандал с пожизненной дисквалификацией Лэнса Армстронга, единственного велогонщика, который побеждал в заезде Тур де Франс семь раз. Как и в случае с Шараповой, Армстронг поплатился не столько за то, что принимал, сколько за то, что попался. Главное свойство эритропоэтина заключается в том, что он очень быстро выводится из организма и не может быть найден в анализах, но его эффект остается еще на протяжении 3-4 недель.

допинг шарапова отвратительные мужики disgusting men лэнс армстронг

Лэнс Армстронг. Семикратный чемпион Тур де Франс.

Сейчас чуть ли не единственным способом решить проблему допинга может стать легализация его применения под наблюдением медиков. Согласен, мнение не только непопулярное, но и выглядит едва ли не аморально из-за медицинского аспекта. По идее, спорт должен пропагандировать здоровый образ жизни, но на деле выходит наоборот: практически все спортсмены имеют серьезные проблемы со здоровьем, вызванные мощными и длительными перегрузками. Многие и вовсе совершенно сознательно рискуют жизнью ради повышения результатов. Современный спорт уже давно представляет собой искусство яркого и эффектного публичного саморазрушения, и допинг, конечно, играет здесь не последнюю роль, но далеко и не главную. Борьба с ним в условиях, когда все и так принимают препараты — это бизнес, построенный на абсурде и лицемерии.