Среди писателей-фантастов Питер Уоттс — пришелец. Свой первый роман «Starfish» он выпустил в 1999 году, когда ему был сорок один год. До этого Уоттс был зоологом, участвовал в научной жизни и получал Ph.D — но литературную карьеру начинать не спешил.

книга недели литература эхопраксия питер уоттс

Питер Уоттс

Возможно, благодаря такой биографии язык произведений Уоттса отличается нестандартностью. Чувствуется не набитая на коммерческий текст рука профессионального фантаста, а ликующий интеллект ученого, который хочет поделиться своими находками. Пулеметные очереди диалогов, в которых информация подается с современной научной плотностью — так, что едва успеваешь следить — перемежаются философскими экскурсами и озарениями главного героя. В любом случае, «воды» и бесцельных описаний практически нет: как в хорошем кинематографе, все подчинено единой цели.

книга недели литература эхопраксия питер уоттс

«Шок и неверие сразу после Огнепада. Бунты всех цветов радуги: перепуганные орды, спасающиеся от наступающего апокалипсиса и не знающие, куда бежать; демонстрации против сильных мира сего, которые всегда знали больше, чем признавали. Сразу появились мародеры с небольшим объемом внимания, думавшие лишь о том, что из-за этой движухи куча имущества осталась без всякой защиты. Паникующее население забилось под кровать или принялось атаковать парней в униформе, чьи дроны, пушки и закрытые зоны, наконец, после бесчисленных десятилетий привычной бесконтрольности оказались совершенно не готовы к прибытию пришельцев. Десятки тысяч людей возвращались с небес, боясь новых угроз из реального мира. Миллионы бежали туда точно по такой же причине».

Это отрывок из «Эхопраксии» («Echopraxia») — условного продолжения знаменитого романа «Ложная слепота» («Blindsight»), сделавшего Уоттса звездой в 2006 году. Действие обеих книг происходит в одной вселенной. Их сюжеты связывает посланный за Землю сигнал космической станции «Тезей», дрейфовавшей в первом романе в дальних уголках космоса в поисках первого контакта. Собственно, контакт состоялся — но в весьма неожиданной форме. Эти события и стали причиной экспедиции на корабле «Терновый венец», описанной в «Эхопраксии».

книга недели литература эхопраксия питер уоттс

Кроме того, один из героев второго романа – отец того Сири Китона, от лица которого ведется повествование в «Ложной слепоте». Но на этом пересечения заканчиваются; «Эхопраксию» можно читать отдельно от первой книги — в конце концов, здесь поднимаются и решаются совсем другие проблемы.

Главный герой «Эхопраксии» — биолог постапокалиптического мира Дэн Брюкс проводит исследования немногих оставшихся форм жизни в пустыне, куда он бежал, узнав, что его исследования использовались для массовых убийств. Сам он при этом является одним из «исходников» — людей, которые на момент действия романа (2096 год) не успели никак себя модифицировать.

Затворничество Брюкса тревожит армия зомби, которые нападают на расположенный по соседству с ним монастырь двухпалатников — монахов-сверхлюдей, которые с помощью управляемых раковых опухолей увеличили свой мозг и развили трансцендентальные способности. Вместе с этими монахами, а также с несколькими киборгами, сверхженщиной-вампиром Валери и ее армией тех самых зомби, напавших на монастырь, Брюкс оказывается на борту «Тернового венца».

книга недели литература эхопраксия питер уоттс

К чему такой пестрый состав экспедиции? И зачем там сам Брюкс, которого все эти сверхсущества называют «тараканом»? Довольно обидно, пока главный герой не понимает, что это уважительное обращение — по сути, они завидуют ему, единственному живому существу без примесей — и именно поэтому он оказался среди них.

Увлекательный, почти комиксовый сюжет, включающий как ментальные, так и вполне контактные битвы (в эти моменты действие по интенсивности не уступает хорошему слэшеру), детективное расследование и психологический триллер,  балансируется традиционными для Уоттса многостраничными научными примечаниями в конце книги — а также тем, что «Эхопраксия», как и предыдущая книга серии — вообще-то, экзистенциалистский роман. И это в первую очередь заставило меня, к фантастике относящегося с предубеждением за легкость ее сюжетных средств, по-настоящему полюбить это произведение.

Как и в первой книге, земные события и жизнь для героев романа — по большей части воспоминание, и даже сцены, происходящие на Земле, заполнены мыслями о сравнении «того» и «этого» миров. На этот же прием работает и главная, по-моему, дихотомия книги — различия и сходства между человеком и вампиром.

По сути, на протяжении всей книги Уоттс очень нестандартным образом предлагает читателю осмыслить свою жизненную роль как процесс познания мира. От «Эхопраксии», как от хорошей монографии, приходится периодически отрываться в процессе чтения, чтобы немного уложить в голове новые знания не только про сюжет, но и про то, что вообще происходит лично с тобой.

Как в настоящей греческой трагедии, образ главного героя в кульминации претерпевает серьезные изменения — обновленный Брюкс в конце романа наводит читателя на размышления, которые еще долго не дают покоя. И это, наверное, главный эффект от прочтения книги — помимо эстетического удовольствия.