Архив метки: книги

Weird fiction кроме Лавкрафта и По: страшные рассказы других классиков странной прозы

Вторая половина осени идеально подходит для погружения в хорроры не только из-за приближения Хэллоуина. Сама атмосфера этого времени года настраивает на соответствующий лад: заставляет острее переживать одиночество, внимательнее вслушиваться в шелест падающих в темноте за окном листьев и вглядываться по утрам в беспросветную толщу низких серых облаков. С всепоглощающим, меланхоличным и одновременно тревожным состоянием на исходе октября необязательно бороться с помощью комедий, бодрой музыки и шумных вечеринок – если настроиться на определенную волну, от него даже можно получать удовольствие. 

Лучший способ сделать это – устроиться поудобнее в кресле, смочить горло обжигающим виски или сварить кофе покрепче, приглушить свет, насколько это возможно без вреда для зрения, и под аккомпанемент свистящего ветра погрузиться в чтение странной прозы, она же weird fiction. Это литературное направление не ограничивается конкретным жанром – к нему могут относиться хоррор, научная фантастика, фэнтези или мистический триллер. 

Читать далее

Тимоти Лири —100 лет! Вот 10 его лучших цитат — про общество, психоделики и киберпанк

Ровно 100 лет назад родился один из самых знаковых культурных деятелей XX века — Тимоти Лири. Он был преподавателем психологии в Кембридже, оригинальным мыслителем, иконой психоделического движения, гуру поколения «дзен-хиппи» (правда, относился к ним с недоумением). Хотя еще более Тимоти Лири известен как пионер изучения ЛСД и психоделиков в целом. Разумеется, мы обязаны написать о том, что наркотики — это плохо и незаконно, но, справедливости ради, Лири начал изучать психоделики в то время, когда ЛСД был абсолютно легален.

Читать далее

«Ставка — жизнь» и «13-й апостол» — две биографии Маяковского: огромная — и въедливая

Шведский славист и литературовед Бенгт Янгфельдт в 2009 году написал скрупулезную биографию Владимира Маяковского, где уделил окружению поэта не меньше внимания, чем самому поэту. А Дмитрий Быков в 2016-м создал хаотичный, но интересный том, где, исследуя жизнь Маяковского, смешал вообще все на свете. Егор Воробьев рассказывает, чем интересна каждая из них

Читать далее

«Никто не уйдет живым»: жуткий роман про «нехороший дом» в Бирмингеме, который экранизирует Netflix

У каждого в жизни бывают моменты отчаяния, когда кажется, что полоса неудач не закончится никогда. Любые дела обречены на провал, самые близкие друзья подводят – в общем, весь мир против тебя. Именно в такой ситуации оказывается героиня романа «Никто не уйдет живым» (No One Gets Out Alive) британского автора Адама Невилла, одной из лучших историй о «нехорошем доме». В сентябре стало известно, что экранизацией книги займутся Netflix и продюсерская компания Энди Серкиса Imaginarium. Ранее стриминговый сервис уже выкупил киноадаптацию другого произведения Невилла – «Ритуал»

Читать далее

Метамфетамин в КНДР до и после Ким Чен Ына. Отрывок из книги «Великий преемник»

На русском языке вышла книга Анны Файфилд «Великий преемник: Божественно совершенная судьба выдающегося товарища Ким Чен Ына». К книге Файфилд излагает биографию самой загадочной политической фигуры современности с самых ранних лет и до прихода к власти, и анализирует, как изменилась жизнь в стране за последние годы. С разрешения издательства «Альпина Паблишер» публикуем отрывок из книги.

Как пишет Файфилд, с приходом Ким Чен Ына в КНДР стало больше возможностей для малого бизнеса — такого, как продажа домашнего тофу или перепродажа китайской бытовой техники. Однако одна область «малого бизнеса» существовала еще до преемника — своего рода «Во все тяжкие» по-корейски.

Читать далее

«Приходил уже пьяный». Как Чарльз Буковски работал почтальоном, написал про это роман и прославился

9 октября — всемирный день почты и отличный момент, чтобы вспомнить про одного выдающегося писателя (а также дикого пьяницу). Первые сборники стихов и рассказов Чарльза Буковски выходили, когда ему уже было в районе сорока; первый роман он написал в 50. Прежде чем его литературная карьера стартовала в полную силу, Буковски почти 15 лет работал почтальоном и сортировщиком писем. И возможно, так бы им и остался, если бы не один человек.

Читать далее

С какого района? «Могилевская трилогия» Владимира Козлова — суровая проза про гопников и школу на закате СССР

«Я, Вэк, Клок, и Бык сидим на скамейке под навесом остановки. Много раз перекрашенная фанерная стенка в нескольких местах проломана  — это пацаны показывали каратэ, — и на ней нацарапано «Рабочий — сила» и «Быра урод».

Мы курим и плюем под ноги. Под скамейкой уже целая лужа слюней».

80-е, место действия — Белорусская ССР, город Могилев, Рабочий поселок — красноречивое название одного из районов. С этой скамейки почти 18 лет назад началась небольшая, но очень натуралистичная гоп-вселенная Владимира Козлова. В сентябре 2020 года вышло переиздание его «могилевской трилогии»: «Гопники», «Школа» и «СССР: дневник пацана с окраины». Сейчас все три текста смело можно назвать классикой русской литературы — хотя первое произведение Козлова, «Гопники» литературная критика в свое время приняла прохладно. Понадобилось время, чтобы понять.

Читать далее

Пара железобетонных приемов, которые обеспечат вам любовь американцев. Отрывок из книги Чака Паланика «На затравку»

В октябре на русском выходит «На затравку»: это одновременно мемуары и практические советы по написанию прозы от Чака Паланика («Бойцовский клуб», «Удушье»).

Издательство АСТ предоставило нам отрывок из книги: в нем Паланик рассказывает, на какие приемы с незапамятных времен можно купить американскую публику.

Читать далее