Стало известно, что студия, создавшая «Мэнди» с Николасом Кейджем, снова берет актера на главную роль, и на этот раз это будет экранизация Говарда Лавкрафта. Новость прекрасная и ужасно смешная — смешать двух таких безумцев кажется гениальной идеей.

Но самое главное: в основу сюжета будет положен рассказ «Цвет из иных миров», который сам Лавкрафт считал одним из лучших, вышедших из под его пера. Рассказ настолько хорош и нетривиален, что о нем стоит упомянуть отдельно.

Почему, вдруг, понадобилось снимать это именно сейчас?

цвет из иных миров иоган фюсли лавкрафт отвратительные мужики disgusting men

«Цвет из иных миров» был написан в 1927 году, и если вы прочитаете его, вас поразит, насколько это произведение уместно прямо сейчас. Почти сотню лет оно дожидалось двух вещей: качественных спецэффектов и актера, который сможет сыграть тот самый непередаваемый ужас Лавкрафта.

Все предыдущие попытки экранизации были обречены на провал, поскольку без дорогих спецэффектов, которые стали доступны лишь недавно, тут делать нечего. До сих пор получался или трэш, или артхаус, где зрителю приходится додумывать все самому. Да и найти в хорошем смысле поехавшего актера на роль поехавшего героя — задача не из легких. Если вы смотрели «Поцелуй вампира» с Николасом Кейджем, то поймете, что такой актер наконец-то найден.

О чем это?

цвет из иных миров иоган фюсли лавкрафт отвратительные мужики disgusting men

Сейчас Лавкрафт читается как несколько наивный и старомодный автор — 1920-е годы, описания мрачных чащоб и леденящих душу дебрей в духе Эдгара По. Но «Цвет из иных миров» несколько выбивается из ряда привычных рассказов.

Сюжет довольно прост: 1880-е годы, глухая местность к Западу от Аркхема (выдуманный город, часто фигурирующий у Лавкрафта). Прямо у дома семейства Гарднеров падает метеорит из неведомого вещества. Приехавшие из местного университета ученые бессильны понять, что это за объект. К тому же, через неделю он попросту испаряется, даже взятые на анализы образцы.

Дальше начинают твориться безумные вещи. Местность заражается неведомой болезнью, из-за которой животные и растения мутируют. Люди болеют и сходят с ума. Но самое жуткое: мир вокруг упавшего и просочившегося в почву метеорита сталкивается с нарушениями законов физики.

цвет из иных миров иоган фюсли лавкрафт отвратительные мужики disgusting men

Сам Лавкрафт упоминает картины Иогана Фюсли как образец цветовой гаммы, о которой он пишет.

Оттенки растений и даже животных меняются. В них появляется некий невиданный и неописуемый цвет, чья природа лежит за гранью человеческого восприятия. Со временем он уходит, и местность превращается в пустошь, абсолютно серую, но таящую в глубине нечто ужасное.

Какова природа этого цвета — внеземной объект, гость из другой вселенной или иная форма разумной жизни — неясно. И Лавкрафт подталкивает читателя к тому, чтобы тот сам придумал сумасшедшие идеи и продлил историю самостоятельно.

Почему рассказ актуален именно сейчас?

мэнди николас кейдж отвратительные мужики disgusting men

Удивительно, но в«Цвете из иных миров» (теперь вы обречены представлять вместо главного героя Кейджа) Лавкрафт запросто, мимоходом, предсказал несколько тенденций, которые популярны в наше время.

Если бы этот рассказ нашли сейчас, многие решили бы, что это подделка, созданная нашим современником. Лавкрафт размышляет о таких актуальных для нынешней культуры вещах, как:

—  Зомби. Не совсем привычных нам, но в какой-то мере даже более зловещих, чем в современной поп-культуре.

Экологические катастрофы и картина возможного постапокалипсиса.

Радиация и связанные с ней мутации. Вот здесь на Лавкрафта вообще снизошло гениальное прозрение. Дело в том, что в его время радиация мало кому казалась опасной. Даже десятилетия спустя радиационные пилюли выпускались как лекарство, а женщинам предлагали косметику, от облучения которой многие были изуродованы и погибли. А про мутации тогда вообще никто даже не предполагал.

Психоделический опыт. Спустя сорок лет после создания рассказа, в эпоху ЛСД, многим, кажется, станет понятно, что мог иметь в виду Лавкрафт, пытаясь описать неописумый цвет, струящийся из растений.

цвет из иных миров иоган фюсли лавкрафт отвратительные мужики disgusting men

Как создатели фильма передадут несуществующий цвет — неясно. Главное, чтобы Николас Кейдж передал гамму эмоций человека, рожденного в XIX веке и увидевшего нечто, безумное даже по меркам XXI.

Если у вас все ассоциируется с «Секретными материалами» и «Аннигиляцией», которые поместили в 1927 год, то вы не так уж далеки от истины.

Николас Кейдж и Лавкрафт