1708 год. Англия воюет за испанское наследство с Францией. Королеве Анне (Оливия Колмен) за сорок, и ей нет дела ни до войны, ни до управления страной. После семнадцати беременностей, каждая из которых кончалась трагедией, несчастная женщина сидит в своем дворце, заедая подагру и стресс пирожными, которых ей нельзя — и блюет. 

Ее ближайшая подруга Сара Черчилль, герцогиня Мальборо (Рейчел Вайс), берет все эти «заботы» на себя, манипулируя больной королевой в интересах своего мужа, который рулит английской армией на передовой. В самый разгар событий во дворце появляется Абигейл Хилл (Эмма Стоун) — девица со сложной судьбой, и тем не менее, кузина Сары Черчилль. Поступив на работу служанкой, Хилл виртуозно подмазывается сначала к кузине, а затем и к самой королеве. В этом треугольнике разворачивается действие «Фаворитки» — нового фильма грека Йоргоса Лантимоса.

Звучит весело, как костюмированная драма BBC, если не «Графиня де Монсоро», правда? Но позвольте немного рассказать о режиссере фильма.

Всю свою карьеру Лантимос снимал полную дичь (за что мне и полюбился, чего скрывать). Его первый фильм, «Кинетта», смотреть тяжеловато: это хардкорный артхаус, снятый на ручную камеру, с долгими и безмолвными планами. Лантимос показывает работу детектива, на камеру воссоздающего убийства — большой простор для хореографии, которую он часто предпочитает диалогам. Дальше сюжеты становились все причудливее.

обзор фаворитка рецензия Лантимос отвратительные мужики disgusting men

Йоргос Лантимос

В «Собачьем клыке» дети по воле не вполне здоровых (но это как посмотреть!) родителей вынуждены безвылазно жить в полной изоляции от внешнего мира. Далее, в фильме «Альпы» группа врачей устраивает сервис по утешению родственников погибших пациентов. Оба сюжета подразумевают массу неловких, жутких ситуаций, которые Латимос блестяще изображает, соблюдая максимальный натурализм.

Он идет дальше: в «Лобстере» герой Колина Фарелла живет в утопии, где каждый человек должен найти себе пару, иначе превратится в животное. И наконец, еще одна «неловкая ситуация» — в «Убийстве священного оленя»: хирург провел неудачную операцию — пациент был после автокатастрофы и скончался на операционном столе — видимо, от полученных травм. Спустя десять лет возникает сын пациента и заявляет герою, что тот виновен в смерти отца и, кхм, проклят. Чтобы сгладить вину, хирург должен убить кого-то из своей семьи, иначе она сама в кратчайшие сроки вымрет в полном составе. Поржав над словами юноши, герой Фарелла, разумеется, оказывается по уши в дерьме — а оно у Лантимоса забористое!

обзор фаворитка рецензия Лантимос отвратительные мужики disgusting men

Кадр из фильма «Убийство священного оленя»

При этом стоит отметить, что все работы режиссера после «Кинетты» с ее трясущейся камерой, отличаются шикарными съемками и тщательным вниманием к деталям. Фильмы Лантимоса очень приятно сняты, и это своего рода ловушка для зрителя — осознавать увиденное там приятно далеко не всем.

И вот, Лантимос решает снимать новый фильм — на невиданные ранее 15 миллионов евро — и это историческая драма.

обзор фаворитка рецензия Лантимос отвратительные мужики disgusting men

С одной стороны, в Англии 18-го века хватало дичи, при дворе или за его пределами, и тем не менее Лантимос прямо заявляет: «Некоторые вещи в фильме исторически точны, но многие — нет». Любой эксперт по истории костюма  наверняка разнес бы «Фаворитку» в клочья — но едва ли в этом есть необходимость: фантазия съемочной группы дополнила гардеробы настолько, что обычный зритель ничего не заметит и только подивится искусной вычурности нарядов. И так — во всем.

Взять тот же любовный треугольник «Фаворитки» — Анна, герцогиня Мальборо и Эбигейл: гомосексуальность Анны ставится под сомнение многими историками. И тем не менее, конфликт имел место — Черчилль и Хилл на самом деле боролись за внимание королевы. И Анна правда 17 раз пыталась завести ребенка — это кончалось либо выкидышем, либо ранней смертью малышей. У Лантимоса королева держит в своей комнате 17 кроликов, как воспоминание о каждой потере. В другом крыле дворца в это время придворные, включая самые высшие чины, устраивают утиные бега. За окном фаворитки королевы соревнуются в стрельбе по живым мишеням.

Историзм тут делит поле с воображением Лантимоса, которому стоит отдать должное. Как обычно, он верен себе и в любой, даже самой дебильной, неудобной, гротескной ситуации сохраняет серьезный тон. Ни грамма фарса! Взять Иануччи и «Смерть Сталина» — видно, что там режиссер откровенно валяет дурака, потому что так надо, потому что угар; в «Фаворитке» все серьезнее. И угар при этом тоже есть, но своеобразный.

обзор фаворитка рецензия Лантимос отвратительные мужики disgusting men

При этом «Фаворитка» — самый нормальный фильм Лантимоса. Да, он опять показывает не вполне нашу реальность и много фантазирует; но впервые ты не тратишь 20 минут на то, чтобы въехать, что здесь вообще происходит. Весь вымысел органично вписывается в контекст той эпохи.

Этот искусственный историзм можно поставить рядом с самыми достоверными историческими фильмами, и обыватель не увидит подвоха. Барочные интерьеры дворца, полные мелких деталей, с помощью специальных камер показываются практически целиком, от пола до потолка. Освещение — только естественное, но картинка при этом не проваливается во мрак: Кубрик после своих заморочек в «Барри Линдоне» оценил бы труд по достоинству.

обзор фаворитка рецензия Лантимос отвратительные мужики disgusting men

Не буду скрывать, что Лантимос — мой герой. Человек долгие годы целенаправленно снимает авторское кино, разговаривая на самые неожиданные и неловкие темы, постепенно обрастая именитыми актерами и какими-никакими, но бюджетами и наградами. С «Фавориткой» ему может прилететь от  «Оскар» за режиссуру — понятно, что статус этой награды давно под сомнением, но что там обычно дают за вступление в высшую лигу кинематографа? Канны — чек, Венеция — чек, широкий прокат — ч-ч-чек; «Оскар» сойдет, я думаю.