Финская группа HIM распалась еще в 2017 году, но у нее до сих пор масса ценителей. В этом видео мы расскажем, как музыканты вписали себя в историю тяжелой музыки и о чем на самом деле были их песни.

Главный секрет успеха HIM — в самобытности стиля и обаянии экс-фронтмена группы Вилле Херманни Вало — выдающегося вокалиста, автора музыки и текстов.

Музыкальные композиции группы хороши в своей гармоничности, а тексты по-скандинавски меланхоличны, но при этом лиричны и даже сентиментальны, приправлены готикой и тяжелым роком с попсовыми мотивами и глэмом. Эта сложная эклектика долго ставила в тупик журналистов и критиков, которые не могли точно определить стиль группы. HIM называли «готическим ансамблем», исполнителями «скандинавского блюза», альтернативного метала, хард-рока, дум-метала, сравнивали их с эмо. Пока музыканты сами не дали название своему «жанру» — лав-метал.

«Мы не готы! Я признаю, что наши тексты готичны, но в плане музыки мы как мозаика: тут и поп, и рок, и метал» — Вилле Вало

Лав-метал — идеальная характеристика стиля группы HIM, ведь все их песни о любви (и о смерти)

«Это музыка, вдохновленная чувствами, возникшими еще до первого прикосновения, первого поцелуя. Любовный метал похож на постер «Унесенных ветром», Кларк Гейбл, обнимающий Вивьен Ли на фоне заката…  Любовь – очень интересная тема. Я пишу о том, как вижу и ощущаю мир, эмоции играют в этом большую роль. И кроме того, я скандинав, а это значит, что я люблю драму» — Вилле Вало

Вилле Вало — единолично написавший большую часть материала HIM — всегда считал контрастность звучания основой оригинальности. Поэтому музыка группы сочетает так много направлений. Наибольшее влияние на ее творчество оказали исполнители раннего дума, хард-рока и глэм-рока: Black Sabbath, Kiss, Twisted Sister, Led Zeppelin и многие другие, вплоть до Игги Попа. Также музыка HIM впитала очарование рок-н-ролла Джей Джей Кейла, Элвиса Пресли, Rolling Stones и финских исполнителей, менее известных на западе — вроде Раули Сомерйоки и Тапио Раутаваара.

Источником вдохновения для Вилле было не только творчество любимых музыкантов


И не сатанизм, как до сих пор многие считают. Впрочем, группа сама поспособствовала этому стереотипу. 20 ноября 1997 года в продаже появился первый альбом HIM — Greatest Lovesongs Vol. 666. Заглавной песней диска стала композиция Your Sweet Six Six Six. Число зверя 666, вписанное в сердце, Вилле использовал как метафору — опасность, которую несет любовь — и не подразумевал никаких сатанинских мотивов.

«Мы не имеем ничего общего с дьяволом. Разве только сатана приносит смерть? Любовь таит в себе сотни маленьких смертей, и число 666 идеально передает чувственную, болезненно-физическую сторону агонии влюбленности» — Вилле Вало

https://youtu.be/9LATWeBjfkY

Его тексты и музыка замешаны на личных переживаниях и чувствах, на образах, почерпнутых в литературных произведениях, фильмах, историях из жизни.  Вало очень начитан, склонен к глубокому переосмыслению полученной информации, а музыка для него — способ выразить все свои самые сокровенные переживания и рассуждения.

Один из самых любимых писателей Вилле — Эдгар Аллан По. Об этом говорят и тексты, и атмосфера музыки HIM, и «готические» клипы. Вало часто упоминал гения мистики и иррационализма в своих интервью, читал его стихи на концерте, а на спине музыканта красуется тату — глаза Эдгара По. 

«Музыка для меня всегда катарсис. Хорошая песня — лучший наркотик, способный отвлечь от ежедневных забот… Мои родители читали мне все подряд, начиная с “Тысяча и одной ночи” и заканчивая сказками братьев Гримм. Наверное, поэтому я вырос больным на голову, ведь сказки братьев Гримм — это сплошные извращения, убийства и садизм» — Вилле Вало

Вилле привлекает все, что связано с любовью и смертью

Мрачное, темное, меланхоличное, психоделическое и сюрреалистичное, сдобренное черным юмором. И название для группы было выбрано весьма эпатирующее — His Infernal Majesty («Его Инфернальное Величество»): еще один повод уличить группу в поклонении темным силам. Позже название группы сократили до короткой и легкопроизносимой аббревиатуры HIM.

«Название His Infernal Majesty задумывалось как шутка. Но все почему-то решили, что раз мы из Скандинавии, да еще и с таким названием, то мы обязательно должны быть сатанистами. Я жалею, что мы назвали нашу группу HIM. Это название меня просто бесит, оно такое идиотское!» — Вилле Вало

Всего группа выпустила восемь студийных альбомов, один концертный и кучу синглов, клипов и сборников. Каждый диск группы по-своему уникален, пропитан особым настроением. Для создания текстов и общей атмосферы Вилле часто обращался к литературным произведениям и фильмам. Ему всегда были интересны неординарные личности, порой даже безумные, но всегда талантливые.

Первые произведения группы навеяны творчеством Говарда Филлипса Лавкрафта

В 1991 году HIM записали первую песню Xiqa Xiqa Besa Besa, на основе которой позже была создана композиция Borellus. Пропитанная духом средневековой алхимии и некромантии, она отсылает нас сразу к двум произведениям Говарда Филипса Лавкрафта: «Зловещий священник» и «Случай Чарльза Декстера Варда». Первый куплет этого трека начинается с цитаты алхимика Бореллия о воссоздании жизни после смерти — с нее же начинается и роман про Чарльза Декстера Варда. А трек Serpent Ride — отголосок вдохновения Вилле от рассказа Лавкрафта «Тень над Иннсмутом».

В 1992 году HIM записали первый демо-альбом — семь треков под общим названием Witches and Other Night Fears. Так же называется эссе известного английского поэта XIX века Чарльза Лэма. Строки из этого же произведения послужили эпиграфом к рассказу Лавкрафта «Ужас Данвича». Послушать, то там, нельзя: альбом существует лишь в единственном экземпляре — в коллекции Вилле Вало.

Другим важным источником вдохновения для HIM и Вилле Вало стали фильмы Дэвида Линча

Вало считает, что помимо тяжести, грубости и агрессии музыка должна нести красоту — прямо как лучшие фильмы Дэвида Линча. Тот, в свою очередь, уделял пристальное внимание саундтрекам своих работ.

Одним из самых значимых треков HIM на заре карьеры была кавер-версия песни Криса Айзека Wicked Game. Оригинал звучал в фильме Дэвида Линча «Дикие сердцем», чем и привлек внимание Вало. На написание трека Dark Light с одноименного альбома 2005 года его вдохновил саундтрек Анджело Бадаламенти к телесериалу «Твин Пикс». 

«Этот сериал стал большой частью моей юности. Дэвид Линч хорош в создании настроения. Это настроение, когда ты не уверен, должен ли ты быть напуган или ты должен смеяться. Я люблю эмоции, находящиеся на грани» — Вилле Вало

Но Вало вдохновлялся не только Линчем. Например, песня (Don’t Fear) The Reaper культовой американской хеви-метал-группы Blue Öyster Cult, на которую HIM также сделали известную кавер-версию была подслушана в машине главного героя в фильме «Хэллоуин» Джона Карпентера. Вилле в этой песне привлек все тот же «символизм любви и смерти».

Визитная карточка HIM — песня Join Me In Death

Любовь и фатализм, помноженные на бархатный голос Вилле и нежную мелодию. Песня покорила сердца тысяч поклонников и вызвала негодование многих родителей, увидевших в ней пропаганду суицида. По словам Вало, это была лишь попытка сделать современную версию «Ромео и Джульетты».

Не менее известная завораживающая баллада I’ve Crossed Oceans Of Wine To Find You, исполненная Вилле под звуки электрического органа — ни что иное, как слегка измененная фраза Влада Цепеша из фильма «Дракула Брэма Стокера»: «Я пересек океаны времени, чтобы найти тебя». Вампирское настроение просматривается и в более поздних творениях Вало.

А вот песня Funeral Of Hearts — это гимн последним моментам жизни, написанный Вилле под впечатлением от похорон его бабушки.

«Я просто вспомнил вкус блинчиков, которые она для меня пекла, почувствовал запах её сигарет… Я постарался вспомнить все самое хорошее об умершем человеке, именно в этом заключается смысл песни» — Вилле Вало

В тексте композиции кроме прочего можно встретить «цветы зла»: это отсылка к сборнику французского поэта Шарля Бодлера.

Трек The Sacrament с этого же альбома — своеобразное определение того, как Вало видит любовь. Это бурная смесь классических рок-аккордов и звуков неоклассического рояля в стиле Вагнера. Бэм Марджера (внезапно, но факт) снял на эту композицию видеоклип в замке Пласковицы неподалеку от Праги, задуманный как аллюзия на Imagine Джона Леннона.


Вало часто прибегал к заимствованию полюбившихся фраз и образов из литературы или кино, и никогда этого не стеснялся.

Об альбоме Dark Light  он говорил, что это «что-то вроде Дэвида Линча и Тима Бертона под музыку AC/DC». И это далеко не все отсылки. Для песни Under the Rose с пятого альбома он использовал строку: «I’ve been burning in water and drowning in flame» («Я горел в воде и тонул в огне»), одного из любимых своих авторов — представителя «грязного реализма» Чарльза Буковски. 

Кроме музыки Вало поколдовал и над оформлением Dark Light, что привело к весьма оригинальному результату:

«Огромный небоскреб, как в Готэм-сити, с логотипом HIM, сложенным из светящихся окон, поднимается из воды в постапокалиптических декорациях. Что-то в стиле фильма «Послезавтра» Роланда Эммериха. Мы хотели сделать оформление кинематографичным, чтобы это был скорее постер, чем обложка»

На этом альбоме есть еще два примечательных трека. Wings Of A Butterfly, на который был снят один из самых динамичных клипов группы и охарактеризованный Вилле как «прелестный, но абсолютно долбанутый: философская концепция, положенная на ритмы Майкла Джексона». Стоит отметить, что это вообще самый известный клип группы. А In The Nightside Of Eden — это торжественный гимн с хоровым пением, тяжелыми гитарами и аллюзиями на Данте Алигьери.

Но самый личный (и тяжелый) альбом группы — это Venus Doom 2007 года

В названии прослеживается характерная игра противоположностей, «комбинация богини разрушения и реинкарнации». До записи диска Вилле провел пару недель в тихом лесном домике в Лапландии, слушал истории местных оленеводов, любовался природой — и писал тексты. Так что основные треки этого альбома несут в себе дух и величие необъятных просторов  Лапландии.

«Я был тогда в полном раздрае… Я называю это нервным срывом. Полный крах нервной системы» — Вилле Вало

Самый примечательный и бодрый трек с этого альбома — The Kiss of Dawn — написан Вилле о его близком друге, покончившем с собой. Но как говорит Вало, это песня о жизни, и о том, что у нас «есть достаточно, чтобы сделать и сказать, по крайней мере, для себя, чтобы не заканчивать свои дни и не хотеть покидать этот мир». Кроме прочего здесь он цитирует строки очень депрессивного финского поэта и писателя Тимо Мукки.

Следующий альбом группы особенно богат на культурные отсылки, которые переплетаются друг с другом.

Даже само название альбома Screamworks: Love in Theory and Practice навеяно произведением известного «мага» и оккультиста Алистера Кроули «Магия в теории и практике» и картиной «Крик» экспрессиониста Эдварда Мунка. Говоря о «Крике» нельзя не упомянуть, что диск стартует с песни, в которой Вало активно использует нехарактерный для себя экстрим-вокал.

На обложке пластинки снимок скульптуры монахини конца 19 века, купленной Вало в Баварии. Ей добавили еще один набор глаз и рта, затем обработали методом шелкографии — в стиле Энди Уорхола.

«Мне всегда нравились оптические иллюзии. Мне нравятся фотографии которые задергивают, изнуряют. И эта одна из самых классических, с двойными глазами и двойными губами, потому что человек не может сосредоточиться. Для меня это похоже на Дэвида Линча, и очень на Siouxie and the Banshees» — Вилле Вало

Самая простая песня этой пластинки Scared to Death — это лирическая упрощенная версия темы альбома о «попытках вернуться к жизни». В ней упоминается роман Джейн Остин «Чувство и чувствительность». Трек Katherine Wheel в поэтичной форме выражает «покорный характер отношений», а вдохновением для него послужила христианская святая Екатерина Александрийская.

В треке Heartkiller сочетается упоминание библейской фигуры Лазаря и Франкенштейна Мэри Шелли. В Shatter Me With Hope переплетаются персонажи древнегреческой мифологии Кассандра и Дамокл и правитель объединенного Израильского царства царь Соломон. А в Love, the Hardest Way напрямую упоминается любимый Вало поэт — уже упомянутый Шарль Бодлер. Акустическая версию этой пластинки вовсе вышла под названием Baudelaire in Braille.

«Представьте Бодлера выполненного шрифтом Брайля, когда ты не знаешь этого шрифта. Вот как я вижу жизнь» — Вилле Вало




Последний альбом HIM —  Tears on Tape 2013 года — написан в лучших традициях лав-метала: печаль, меланхолия и спокойствие в комплекте с лирическим и загадочным названием.


«Когда я перечитываю лирику, мне кажется, что она о слезах, которые мои кумиры проливали на кассету. О музыке, на которой я вырос и о рубеже, который может установить музыка» — Вилле Вало

Вообще альбом задумывался как комбинация «по-настоящему жестких гитар» с мелодичностью клавишных партий и вокала.

«Должно было получиться что-то типа “Рэмбо” и “Неудержимых” плюс “Пианино” и “Английский пациент” — убойные риффы, но сквозь них видны эмоции» — Вилле Вало

Одной из особенностей этой пластинки стало ее оригинальное оформление, состоящее сплошь из символов. На обложке альбома, созданной Дэниелом Картером, змея обвивает печать Бабалон, в которую заключена хартограмма. На спине змеи припев заглавной песни диска, закодированный на Малахиме — алфавите, созданном алхимиком и оккультистом Генрихом Корнелиусом Неттесгеймским. Хартограмма — это узнаваемая эмблема группы, придуманная Вилле Вало. Она представляет собой комбинацию символов пентаграммы и сердца, символизируя связь между любовью и смертью, единство группы и жанр лав-метал в целом. Забавно, что эмблема была основана на символе медицинского центра, который Вилле как-то увидел, проезжая мимо него на трамвае.

Вторая особенность альбома — несколько инструментальных интермедий. В их числе интро, очень атмосферное с отголосками фильмов ужасов Джона Карпентера и Дарио Ардженто.

«Мы всегда хотели, чтобы у нашего альбома было интро — это такая фишка из классического рока, а мы большие его поклонники. К тому же, было бы прикольно использовать его на концертах, чтобы открывать шоу» — Вилле Вало



Как мы убедились, Вилле Вало всегда отличала любовь к символизму и отсылкам — и это напрямую отразилось в творчестве HIM. Тексты песен, клипы и даже обложки альбомов предстают перед нами как некие ребусы, разгадать которые можно, лишь зная предпочтения Вало в кино, литературе и культуре в целом. Хорошая новость в том, что у Вало отличный вкус — так что разгадывать такие ребусы — одно удовольствие.