Финская группа HIM распалась еще в 2017 году. Но о ней продолжают говорить и писать — ее продолжают любить. Причем ценителей творчества банды много как среди старшего поколения, которое росло и взрослело вместе с коллективом, так и среди совсем молодых людей. Чем же HIM притягательны для такой разносторонней аудитории?

Секрет в самобытности стиля HIM и обаянии экс-фронтмена группы Вилле Херманни Вало — выдающегося вокалиста, автора музыки и текстов

Музыкальные композиции группы хороши в своей гармоничности, а тексты по-скандинавски меланхоличны, но при этом лиричны и даже сентиментальны, приправлены готичностью и тяжелым роком с попсовыми мотивами и глэмом. Эта сложная эклектика долго ставила в тупик журналистов и критиков, которые не могли точно определить стиль группы. HIM называли «готическим ансамблем», исполнителями «скандинавского блюза», альтернативного метала, хард-рока, дум-метала, их сравнивали с эмо. Пока музыканты сами не дали название своему «жанру» — лав-метал.

«Мы не готы! Я признаю, что наши тексты готичны, но в плане музыки мы как мозаика: тут и поп, и рок, и метал» — Вилле Вало

Лав-метал — идеальная характеристика стиля группы HIM, ведь все их песни о любви (и о смерти)

«Это музыка, вдохновленная чувствами, возникшими еще до первого прикосновения, первого поцелуя. Любовный метал похож на постер «Унесенных ветром», Кларк Гейбл, обнимающий Вивьен Ли на фоне заката…  Любовь – очень интересная тема. Я пишу о том, как вижу и ощущаю мир, эмоции играют в этом большую роль. И кроме того, я скандинав, а это значит, что я люблю драму» — Вилле Вало

Вилле Вало — единолично написавший большую часть материала HIM — всегда считал контрастность звучания основой оригинальности, поэтому музыка группы сочетает так много направлений. Наибольшее влияние на банду оказали исполнители раннего дума, хард-рока и глэм-рока: Black Sabbath, Kiss, Twisted Sister, Led Zeppelin и многие другие, вплоть до Игги Попа. Но музыка HIM также впитала очарование рок-н-ролла Джей Джей Кейла, Элвиса Пресли, Rolling Stones и финских исполнителей, менее известных на западе — вроде Раули Сомерйоки и Тапио Раутаваара.

Но источником вдохновения для Вилле было не только творчество любимых музыкантов

И не сатанизм, как до сих пор многие считают. Впрочем, группа сама поспособствовала этому стереотипу. 20 ноября 1997 года в продаже появился первый альбом HIM — Greatest Lovesongs Vol. 666. Заглавной песней диска стала композиция Your Sweet Six Six Six. Число зверя 666, вписанное в сердце, Вилле использовал как метафору — опасность, которую несет любовь, не подразумевая никаких сатанинских мотивов.

«Мы не имеем ничего общего с дьяволом. Разве только сатана приносит смерть? Любовь таит в себе сотни маленьких смертей, и число 666 идеально передает чувственную, болезненно-физическую сторону агонии влюбленности» — Вилле Вало

Его тексты и музыка замешаны на личных переживаниях и чувствах, на образах, почерпнутых в литературных произведениях, фильмах, историях из жизни.  Вало очень начитан, склонен к глубокому переосмыслению полученной информации, а музыка для него — способ выразить все свои самые сокровенные переживания и рассуждения.

Один из самых любимых писателей Вилле — Эдгар Аллан По. Об этом говорят и тексты, и атмосфера музыки HIM, и «готические» клипы. Вало часто упоминал гения мистики и иррационализма в своих интервью, читал его стихи на концерте, а на спине музыканта красуется тату — глаза Эдгара По. 

«Музыка для меня всегда катарсис. Хорошая песня — лучший наркотик, способный отвлечь от ежедневных забот… Мои родители читали мне все подряд, начиная с “Тысяча и одной ночи” и заканчивая сказками братьев Гримм. Наверное, поэтому я вырос больным на голову, ведь сказки братьев Гримм — это сплошные извращения, убийства и садизм» — Вилле Вало

Вилле привлекает все, что связано с любовью и смертью

Мрачное, темное, меланхоличное, психоделическое и сюрреалистичное, сдобренное черным юмором. И название для группы было выбрано весьма эпатирующее — His Infernal Majesty («Его Инфернальное Величество»), еще один повод считать группу сатанистами. Позже название группы сократили до короткой и легкопроизносимой аббревиатуры HIM.

«Название His Infernal Majesty задумывалось как шутка. Но все почему-то решили, что раз мы из Скандинавии, да еще и с таким названием, то мы обязательно должны быть сатанистами. Я жалею, что мы назвали нашу группу HIM. Это название меня просто бесит, оно такое идиотское!» — Вилле Вало

Всего группа выпустила восемь студийных альбомов, один концертный и кучу синглов, клипов и сборников. Каждый диск группы по-своему уникален, пропитан особым настроением. Для создания текстов и общей атмосферы Вилле часто обращался к литературным произведениям и фильмам. Ему всегда были интересны неординарные личности, порой даже безумные, но всегда талантливые.

Первые произведения группы навеяны творчеством Говарда Филлипса Лавкрафта

Еще в 1991 году музыкантами HIM была записана первая песня Xiqa Xiqa Besa Besa — на ее основе была создана демка Borellus 1995 года, пропитанная духом средневековой алхимии и некромантии, которая относит нас сразу к двум произведениям Лавкрафта: «Зловещий священник» и «Случай Чарльза Декстера Варда». Первый куплет этого трека начинается с цитаты алхимика Бореллия о воссоздании жизни после смерти — с нее же начинается и роман про Чарльза Декстера Варда. А трек Serpent Ride — отголосок вдохновения Вилле от рассказа Лавкрафта «Тень над Иннсмутом».

В 1992 году HIM записали первый демо-альбом — семь треков под общим названием Witches and Other Night Fears. Так называется эссе известного английского поэта XIX века Чарльза Лэма. Строки из этого же произведения послужили эпиграфом к рассказу Лавкрафта «Ужас Данвича». К сожалению, этот демо-альбом сохранился лишь в единственном экземпляре в коллекции Вилле Вало.

Другим важным источником вдохновения для HIM и Вилле Вало стали фильмы Дэвида Линча

Одним из самых значимых треков для группы в начале карьеры была кавер-версия песни Криса Айзека Wicked Game — оригинал звучал в фильме Дэвида Линча «Дикие сердцем», чем и привлек внимание Вилле. Трек вошел в два альбома HIM, был выпущен в качестве сингла, на него снят клип.

Вало вообще часто упоминает фильмы Линча. Например, на написание трека Dark Light с одноименного альбома 2005 года его вдохновил саундтрек Анджело Бадаламенти к телесериалу «Твин Пикс». Вилле считает, что музыка кроме тяжести, грубости и агрессии должна нести красоту — должна быть многожанровой как лучшие фильмы Дэвида Линча. Вало вообще большой фанат «Твин Пикса» — в том числе и его полнометражного приквела «Твин Пикс: Сквозь огонь», рассказывающего про последние дни главной героини Лоры Палмер. Фильм произвел на Вилле огромное впечатление, показался ему очень страшным и странным, в духе старой школы.

«Этот сериал стал большой частью моей юности. Дэвид Линч хорош в создании настроения. Это настроение, когда ты не уверен, должен ли ты быть напуган или ты должен смеяться. Я люблю эмоции, находящиеся на грани» — Вилле Вало

Но Вало вдохновлялся не только Линчем. Например, песня (Don’t Fear) The Reaper культовой американской хеви-метал-группы Blue Öyster Cult, на которую HIM также сделали известную кавер-версию была подслушана в машине главного героя в фильме «Хэллоуин» Джона Карпентера. Вилле в этой песне привлек все тот же «символизм любви и смерти».

Но прославились HIM не только каверами, их визитная карточка — авторская песня Join Me In Death

Любовь и фатализм помноженные на бархатный голос Вилле и нежную мелодию. Песня покорила сердца тысяч поклонников и вызвала огромное негодование многих родителей, увидевших в ней пропаганду суицида. Идеей же трека по словам Вало была современная версия «Ромео и Джульетты».

А не менее известная завораживающая баллада I’ve Crossed Oceans Of Wine To Find You, исполненная Вилле под звуки электрического органа — ни что иное, как слегка измененная фраза Влада Цепеша из фильма «Дракула Брэма Стокера»: «Я пересек океаны времени, чтобы найти тебя». Вампирское настроение просматривается и в более поздних творениях Вало.

А полюбившаяся многим песня Funeral Of Hearts — это гимн последним моментам жизни, написанный Вилле под впечатлением от похорон его бабушки

«Я просто вспомнил вкус блинчиков, которые она для меня пекла, почувствовал запах её сигарет… Я постарался вспомнить все самое хорошее об умершем человеке, именно в этом заключается смысл песни» — Вилле Вало

Для песни Вало позаимствовал фразу у великого французского поэта Шарля Бодлера: «Flowers of evil». А при съемках клипа на эту композицию использовались этнические мотивы и Скандинавская мифология. 

А The Sacrament с этого же альбома — своеобразное определение того, как Вало видит любовь. Это бурная смесь классических рок-аккордов и звуков неоклассического рояля в стиле Вагнера. Бэмом Марджерой (внезапно, но факт) на эту композицию снят видеоклип в замке Пласковицы неподалеку от Праги, задуманный как аллюзия на Imagine Джона Леннона.

Вилле Вало часто прибегал к заимствованию полюбившихся фраз и образов из литературы или кино

Так для песни Under the Rose с пятого альбома Dark Light он использовал строку: «I’ve been burning in water and drowning in flame» («Я горел в воде и тонул в огне»), одного из любимых своих авторов — представителя «грязного реализма» и литературного андеграунда Чарльза Буковски. 

Музыканты вообще долго думали, каким они хотят видеть этот альбом. Им хотелось получить что-то мелодичное, но хорошо звучащее на концерте, что-то сюрреалистичное, но достаточно простое, короче: «Что-то вроде Дэвида Линча и Тима Бертона под музыку AC/DC». И у них получилось.

Вало поколдовал и над оформлением Dark Light, что привело к весьма оригинальному результату:

«Огромный небоскреб, как в Готэм-сити, с логотипом HIM, сложенным из светящихся окон, поднимается из воды в постапокалиптических декорациях. Что-то в стиле фильма “Послезавтра” Роланда Эммериха. Мы хотели сделать оформление кинематографичным, чтобы это был скорее постер, чем обложка» — Вилле Вало

На этом альбоме есть еще два примечательных трека. Wings Of A Butterfly, на который был снят один из самых динамичных клипов группы и охарактеризованный Вилле как «прелестный, но абсолютно долбанутый: философская концепция, положенная на ритмы Майкла Джексона». Стоит отметить, что это вообще самый известный клип группы. А In The Nightside Of Eden — это торжественный гимн с хоровым пением, тяжелыми гитарами и аллюзиями на Данте Алигьери.

Но самый личный (и тяжелый) альбом группы — это Venus Doom 2007 года

В названии же опять прослеживается игра противоположностей, «комбинация богини разрушения и реинкарнации».

До записи диска Вилле провел пару недель в тихом лесном домике в Лапландии, слушал истории местных оленеводов, любовался природой, писал песни. Так что основные треки этого альбома несут в себе дух и величие необъятных просторов  Лапландии.

«Я был тогда в полном раздрае… Я называю это нервным срывом. Полный крах нервной системы» — Вилле Вало

Самый примечательный и бодрый трек с этого альбома — The Kiss of Dawn — написан Вилле о его близком друге, покончившем с собой. Но это песня о жизни, и о том, что у нас «есть достаточно, чтобы сделать и сказать, по крайней мере, для себя, чтобы не заканчивать свои дни и не хотеть покидать этот мир». В песне Вало использовал строки очень депрессивного финского поэта и писателя Тимо Мукки, который ушел из жизни в молодом возрасте.

На этом же альбоме можно найти самую длинную песню HIM — Sleepwalking Past Hope. Этот трек — отзвук отношений Вало с Джонной Нигрен.

«Речь идет о том, когда ты действительно хочешь отпустить? Когда настало время?» — Вилле Вало

Следующий альбом группы особенно богат на культурные отсылки, которые переплетаются друг с другом

Даже само название альбома Screamworks: Love in Theory and Practice навеяно произведением известного «мага» и оккультиста Алистера Кроули «Магия в теории и практике» и картиной «Крик» известного норвежского художника-экспрессиониста Эдварда Мунка. Говоря о «Крике» нельзя не упомянуть, что диск стартует с песни, в которой Вало активно использует экстрим-вокал, что он делает не часто.

На обложке пластинки снимок скульптуры монахини конца 19 века, купленной Вало в Баварии. Ей добавили еще один набор глаз и рта, затем обработали методом шелкографии в стиле Энди Уорхола.

«Мне всегда нравились оптические иллюзии. Мне нравятся фотографии которые задергивают, изнуряют. И эта одна из самых классических, с двойными глазами и двойными губами, потому что человек не может сосредоточиться. Для меня это похоже на Дэвида Линча, и очень на Siouxie and the Banshees» — Вилле Вало

Самая простая песня этой пластинки Scared to Death — это лирическая упрощенная версия темы альбома о «попытках вернуться к жизни». В ней упоминается роман Джейн Остин «Чувство и чувствительность». Трек Katherine Wheel в поэтичной форме выражает «покорный характер отношений», а вдохновением для него послужила христианская святая Екатерина Александрийская.

А в треке Heartkiller сочетается упоминание библейской фигуры Лазаря и Франкенштейна Мэри Шелли. В Shatter Me With Hope переплетаются персонажи древнегреческой мифологии Кассандра и Дамокл и правитель объединенного Израильского царства царь Соломон. А в Love, the Hardest Way упоминается любимый Вало поэт Шарль Бодлер. Впрочем, многие запомнили нежную акустическую версию этой пластинки, вышедшую под названием Baudelaire in Braille.

«Представьте Бодлера выполненного шрифтом Брайля, когда ты не знаешь этого шрифта. Вот как я вижу жизнь» — Вилле Вало

Последний альбом HIM —  Tears on Tape 2013 года — написан в лучших традициях лав-метала: печаль, меланхолия и спокойствие в комплекте с лирическим и загадочным названием

«Когда я перечитываю лирику, мне кажется, что она о слезах, которые мои кумиры проливали на кассету. О музыке, на которой я вырос и о рубеже, который может установить музыка» — Вилле Вало

Вообще альбом задумывался как комбинация «по-настоящему жестких гитар» с мелодичностью клавишных партий и вокала.

«Должно было получиться что-то типа “Рэмбо” и “Неудержимых” плюс “Пианино” и “Английский пациент” — убойные риффы, но сквозь них видны эмоции» — Вилле Вало

Одной из особенностей этой пластинки стало ее оригинальное оформление, состоящее сплошь из символов. На обложке альбома, созданной Дэниелом Картером, змея обвивает печать Бабалон, в которую заключена хартограмма. На спине змеи припев заглавной песни диска, закодированный на Малахиме — алфавите, созданном алхимиком и оккультистом Генрихом Корнелиусом Неттесгеймским. Хартограмма — это узнаваемая эмблема группы, придуманная Вилле Вало. Она представляет собой комбинацию символов пентаграммы и сердца, символизируя связь между любовью и смертью, единство группы и жанр лав-метал в целом. Забавно, что эмблема была основана на символе медицинского центра Мехиляйнена, который Вилле как-то увидел проезжая мимо него на трамвае.

Вторая особенность альбома — несколько инструментальных интермедий. В их числе интро, очень атмосферное с отголосками фильмов ужасов Джона Карпентера и Дарио Ардженто.

«Мы всегда хотели, чтобы у нашего альбома было интро — это такая фишка из классического рока, а мы большие его поклонники. К тому же, было бы прикольно использовать его на концертах, чтобы открывать шоу» — Вилле Вало


Вилле Вало всегда отличала любовь к символизму, неоднозначности, какой-то странной неясности, аллюзорности и парадоксальности, что ярко отражалось в музыке HIM. Несмотря на кажущуюся простоту, его песни — ребус, изложенный при помощи, поэзии, звуков, символов, настроения. Если вам нравится разгадывать сложные загадки, то слушайте HIM, смотрите клипы и получайте бонус в виде хорошей музыки и прекрасного исполнения.