Совместно с «Яндексом» рассказываем о сервисе в Российский Империи. В новом выпуске — о развлечениях, в том числе и запрещенных. Текстовая версия прилагается

В четвертом выпуске второго сезона:

— Скоморохи – первые русские поп-звезды
— Звуковая экскурсия по инструментам скоморохов
— Каким был древнерусский стендап?
— Скоморохи – остатки древних культов?
— Кто запретил бесовское гудение и смехотворение
— Музыкальные автоматы первых Романовых

Активируйте промокод KIJE по этой ссылке и получите первые 90 дней подписки Яндекс.Плюс бесплатно.


ТЕКСТОВАЯ ВЕРСИЯ

Одной из наших тем должна была быть музыка – и как ее слушали до изобретения звукозаписи. История русской музыки огромна; её не уместить в один подкаст; но вот что я обнаружил, разрабатывая эту тему.

Мы довольно хорошо представляем себе музыку в XIX веке: это примерно такие же симфонические концерты, к которым мы привыкли, примерно на тех же инструментах; крепостные хоры и цыганские песни представить себе легко, что касается цыганской музыки, то есть даже записи. Но мы гораздо меньше знаем о том, какой была древнерусская музыка и почему она исчезла; вот об этом и будет сегодняшний подкаст. 

И в допетровские времена были группы, хиты, политическая цензура и аресты музыкантов.

А. М. Васнецов, «Всехсвятский каменный мост. Москва конца XVII века. Скоморохи» (фрагмент). 1901 год.

Что мы представляем себе прежде всего, когда говорим «русский народный инструмент»? Балалайка не является главным из этих инструментов. Упоминается она впервые достаточно поздно, в 1688 году. Тогда посадский человек из Арзамаса Савко Селезнёв и крестьянин из Архангельской земли Ивашко Дмитриев, проезжая на извозчике Яузские ворота, играли на балалайке и матерно бранили стрельцов на карауле у ворот. Балалайки упоминаются в 1714 году среди инструментов на шутовской свадьбе. Однако балалайка тех времен была круглой; известная нам треугольная балалайка – плод творчества балалаечника 19-го века Василия Андреева, который в 1888 году создал первый оркестр народных инструментов, для этого модернизировав и упростив многие традиционные русские инструменты. Но и до 17-го века был в широком употреблении инструмент, подобный балалайке – это домра. Играли на домрах скоморохи. Поговорка такая была: «рад скомрах о своих домрах».

Исследователем скоморохов был Александр Фаминицын, написавший в конце 19-го века книгу «Скоморохи на Руси», используемую для этого подкаста. Книга была переиздана с комментариями филолога Никиты Петрова, которые сослужили нам огромную службу и я обязан это упомянуть. 

Скоморохи были, скажем для красного словца, первыми русскими поп-звездами: отдельной социальной группой в древнерусском обществе, профессиональными исполнителями, музыкантами и артистами. Появились ли они внутри русских земель или эта традиция была заимствована, сказать нельзя. Первое документальное появление скоморохов в русской истории — в 1015 году. О юном князе Святополке, впоследствии Окаянном, убившем своих братьев, летопись говорит, что он любит «вино пити с гуслями». Гусли были первым и главным инструментом скоморохов. 

Скоморохи появляются и на фреске в Софийском соборе в Киеве, созданной в 1037-м году. Она изображает скоморохов на княжеском пиру, но не русского, а византийского правителя. Стали они и неотъемлемой частью пиров русских князей.  

Слово «скоморох»  неизвестного происхождения, и это придает ему таинственности. В Европе были менестрели и трубадуры – также бродячие артисты. Но в России было гораздо опасней. Подобно офеням-разносчикам, которые тоже путешествовали между городами, по большим дорогам и лесам, скоморохи считались почти криминальным элементом – потому что против них выступала православная церковь! И всячески стремилась их искоренить. Поэтому, возвращаясь к музыке, мы сейчас поговорим о том, как в России впервые запрещали музыкантов по политическим мотивам.

Древние русские не делали большого различия между певцами-гусельниками, поющими героические сказания под аккомпанемент гуслей, домрачеями, поющими те же сказания под домры, и скоморохами, также играющими на инструментах, но еще и забавляющими толпу шутками, выходками и акробатическими номерами. Для простого человека все они – гудцы, то есть те, кто гудит. Гудеть можно и на гуслях.

Гудеж — то есть музыкальная игра, это непременный атрибут пира.

Это гусли.


Скоморохов мы встречаем прежде всего на свадебных и праздничных пирах. Причем русские скоморохи были в этом деле реально хороши. Сам византийский император Константин Порфирородный в 10 веке писал, что при инструментальной музыке в его дворе употреблялись славяне. В чем же состояло, как писали в те времена, скоморошье бесовское пение, блудное глумление, всякое гудение и смехотворение?

Пройдёмся небольшой экскурсией по звукам их инструментов. Я позаимствовал отрывки по несколько секунд из разных видео с ютюба, ссылки на которые вы найдете в описании. А как выглядели эти инструменты, вы можете посмотреть в специальном посте в инстаграме Поручика Киже. Итак, попробуем представить скомороший саунд.

Сопель, обыкновенная деревянная флейта, и свирель – ствольная флейта. Сурна, или зурна, язычковый духовой инструмент, сейчас почти исключительно атрибут ближневосточной музыки, использовалась русскими музыкантами, и, должно быть, пришла когда-то на Русь именно с Ближнего Востока. Домра, уже упоминавшаяся – это гитара древней Руси, а бас-гитара – правильно, бас-домра. Играли скоморохи и на дуде, или козе – то есть на волынке. Гудок, или смык – струнный смычковый музыкальный инструмент, который находили еще в XI веке в Новгороде. Колесная лира – инструмент, популярный под разными названиями во всем мире, звук в котором получается от трения колеса о струны. Органы-портативы, носимые на ремне через плечо, на которых исполнитель играл одной рукой, а другой рукой качал меха. Наконец, гусли, излюбленный инструмент сказителей. И ударные инструменты: тимпаны, накры, бубны, и набат. Наверняка ведь вы не знаете, что такое набат, а мы так часто употребляем это слово. Так вот, набат – это огромный барабан, то есть литавра, с металлическим корпусом и кожаной мембраной, который использовался даже войсками для устрашения врага. Не могу найти его звук, и хорошо — а то все разбежитесь. Тимпаны – барабаны поменьше, глиняные, обтянутые кожей. Накры – совсем маленькие барабаны, которые вешались на веревке через шею. И на всех на них играли палочками.

Скажем прямо: звуки все в целом довольно резкие и не очень приятные.

В 17-м веке англичанин Сэмюэл Коллинз, врач царя Алексея Михайловича, оставил записки о России, в которых не без цинизма писал о русском музыкальном вкусе: «возьмите несколько сов, несколько скворцов, пару голодных волков, семь свиней, столько же кошек с супругами и заставьте всех их петь: этот концерт восхитит русского больше, нежели вся итальянская музыка, все легкие французские арии, английские марши».

Да, не по ушам была англичанину наша музыка! А что бы было с ним, если бы он понимал смысл текстов! А без пения не обходилось ни одно выступление скоморохов. Те, кому позволяли инструменты, то есть накрачеи, свирельщики и сопельщики, волынщики, игрецы на домре – еще и танцевали. Отличительным знаком скоморохов было короткополье – они носили кафтаны с короткими полами, чтобы не мешали танцевать.

Скоморохи появлялись на каждой крестьянской свадьбе – минимум два музыканта, а там уж сколько сумеешь оплатить. К сожалению, не сохранилось свидетельств о том, как и каким образом оплачивалась работа скоморохов. Однако ясно, что крупные выступления скоморошьих ватаг специально выкликались, объявлялись за несколько дней на главных торгах и площадях городов. А в день выступления поглазеть уже собиралась целая толпа. 

Рисс Ф.Н. «Скоморохи в деревне» 1857 г 

Искусство скоморохов было синтетическим. Чтоб развлечь дремучего русского крестьянина, одной музыки недостаточно. Важной частью выступления был позор – то есть, смотрение. А смотрели зрители на скоморошьи пляски в личинах, или машкарах – масках. Некоторые из масок были впоследствии откопаны археологами и вы можете увидеть их в инстаграме подкаста. Также скоморохи водили с собой дрессированных медведей и показывали с ними фокусы. Но главной частью позора был глум – стендап русской древности. Словом глум, по-видимому, описываются срамные части выступления, когда скоморохи сквернословили, отпускали нецензурные шутки и как-то по неприличному танцевали. Адам Олеарий, путешественник 17го века, пишет о русских, что большая часть их разговоров сосредоточена на сексе: «говорят о сладострастии, постыдных пороках, разврате и любодеянии их самих и других лиц; рассказывают всякого рода срамные сказки, и тот, кто наиболее сквернословит и отпускает самые неприличные шутки, сопровождая их непристойными телодвижениями, тот и считается у них лучшим и приятнейшим в обществе. К тому же направлены и их пляски, которые они исполняют с прибавлением некоторых страстных телодвижений». Дальше Олеарий пишет, что «странствующие комедианты, то есть скоморохи, в плясках своих иногда, для забавы зрителей, бесстыдно обнажают части своего тела, а уличные скрипачи (наверное, имеются в виду гудочники — П.К.) воспевают всенародно на улицах срамные дела». Да и в домах, во время пиршеств, по его словам, «русские любят музыку».

Скоморошьи хиты в древности назывались стАрины.

То есть, старые рассказы, проверенные вещи. Я не буду тут зачитывать эти очень странные и нескладные на наш слух стихи, вы их легко найдете Яндексом. Но содержание этих представлений, которые, несомненно, показывались в лицах… СтАрина «Терентий муж», про то, что у богатого купца Терентия расхворалась молодая жена, у которой, в частности, между ног килди-милди, и послала мужа за лекарствами; тот по дороге встретил скоморохов, которые согласились ему помочь. Веселые молодцы отправились к жене, и говорят, видели мы, дескать, твоего мужа, ему на площади голову отрубили, а вороны в ж*** клюют; тогда женушка попросила их спеть песню про Терентия, старого б*****а сына, век бы в дому его не видать. Тут и выскочил Терентий, и нашел женин недуг, который ей между ног килди-милди! Недуг прятался и за печкой, и под покрывалом, и отовсюду его Терентий дубиной свинцовой погнал, а недуг еле выскочил в окошко, оставил кафтан и денег пятьсот рублей. Так и вылечил жену Терентий, а скоморохам спасибо сказал. 

Еще одна старина – усища грабят богатого крестьянина. Совершенно линчевская история о том, как к мужику пришли усы и забрали у него все. «Старина о льдине и бое женщин», классический акынский напев о чудесах, которые видел певец: город, которым правила льдина, бой невесток с золовками на самострелах, победу белки над собакой, корабль, ходящий по полям, и другие белогорячечные древнерусские чудеса. Старина «Вдова и три дочери», очевидно, нацеленная на женскую аудиторию, о том, что было три дочери у вдовы, две ладных, а одна постылая; и отдала она первую в Литву за боярина, и вторую в Москву за посадского, а третью, постылую, сбыла татарину. И в результате пишут дочери домой – для первой боярин саблю кует, ее зарубить, для второй посадский плеть плетет, ее стегать, а третьей татарин платье красивое ладит на плечи ее могучие, да, могучие. Что это, как не древнерусский феминизм? 

Вот каковы были срамные хиты скоморохов. А теперь маленькое отступление о том, зачем нужна история и как она перекидывает для нас мост в самое далекое прошлое, показывая нам, что оно не такое уж далекое. Я думаю, многие согласятся, что описанное Олеарием сквернословие русских никуда не делось; а теперь задумаемся о приемах скоморохов. В стАринах рассказываются сюжеты о любви, прелюбодеянии, конфликтах и драках, есть стАрины о нелегкой женской доле, и практически всегда это с непристойными танцами и матом. Вспомним в 2020-м году, какая у нас сейчас самая популярная группа? Вам не кажется, что у нее те же, в основном, сюжеты и приемы? Песня Лабутены, Сумка, Очки – про тяжелую женскую долю; песня Ехай ***** – про расставание; последнее время это все еще экранизировано в виде небольших историй-спектаклей. Ну и конечно, насыщено матом и непристойными ассоциациями и движениями. Всё сходится. Сам Сергей Шнуров говорил, цитирую его интервью «Афише»: «Скоморошество – это метод, проверенный веками».

Афиша концертного тура «Ленинграда» в 2019 году (фрагмент)

Упомянутую группу нередко приглашают выступить современные богачи. Так было и со скоморохами. Олеарий упоминает о двух из них, развлекавших иностранных послов в Ладоге. Скоморохи бывали и при царском дворе. Дудели и гудели они на царских свадьбах и пирах, да и просто создавали праздничную лаунж-атмосферу, как приглашенный ансамбль, в царских палатах. На свадьбе царя Михаила Федоровича: «А в то время, как государь пошел в мыльню, весь день и до вечера во дворце играли в сурны и трубы и били по накрам». Также первого Романова развлекали «гусельники, домрачеи и скрипотчики». Заметим, во дворце, конечно, выступали не уличные скоморохи, а опытные музыканты, частично иностранные. Но инструменты и мелодии были, конечно, русские.

Но уже в 1648 году, на свадьбе Алексея Михайловича и Марии Милославской, государь «накрам и трубам быти не изволил, а вместо труб и органов и всяких свадебных потех, петь своим государевым певчим дьякам строчные и демественные большие стихи» – то есть, духовные песнопения. В этом же году Алексей Михайлович вообще запретил скоморохов как класс. Почему это произошло?

Скоморохи вызывали такой гнев православной церкви, потому что их музыка, пляски и похабные телодвижения, очевидно, несли в себе мощные остатки языческих культов. Именно поэтому духовные писатели не жаловали скоморохов. Еще за 1076-м годом (но писалось это в 13-м веке) летопись называет «дьявольскими лестьми» трубы, скоморохов, гусли и русальи. Русалии – это древнерусские дни поминовения усопших, которые справлялись в канун Рождества Христова, Богоявления, но особенно в Русальную неделю перед днем Святой Троицы, то есть после Пасхи. 

Васнецов А.М. «Скоморохи». 1904 г

Не случайно мы говорим о языческих праздниках, находящихся как бы рядом с христианскими. Придя на Русь, христианская религия постаралась заместить языческие праздники своими. Церковь нуждалась в прихожанах, чтобы существовать; нужно было, чтобы русские люди проводили свое время на христианских праздниках, а не на языческих. Так, например, Рождество встало буквально рядом с днем зимнего солнцестояния. Это был древний праздник, во время которого очень требовались скоморохи для гудения, играния, переодевания в личины и прочих языческих обрядов привлечения удачи в Новом солнечном году. Его заменили на Рождество, а время радений ограничили днем Крещения (19 января). Пасха заместила собой празднование начала сельскохозяйственного года, а праздник Рождества Иоанна Крестителя попал на место главного славянского праздника летнего солнцестояния – Ивана Купалы. Подчеркну, что сейчас я излагаю лишь одну из культурологических версий этих исторических событий, и это мнение. Многие церкви основывались на месте старых языческих святилищ и капищ, тоже для того, чтобы забить, уничтожить память о язычестве. Пример: в Москве есть местность Болвановка на Таганке, называется так от болванов, идолов, которые стояли там в древности. И что стоит в центре Болвановки? Церковь. Прямо у метро Таганская-Кольцевая.

А что, скоморошья музыка действительно была языческой? Об этом заставляют задуматься не только повторяющиеся с 11 века упоминания о ней как о дьявольской, бесовской и идольской, но и статус скоморохов в обществе. Даже развлекаясь их плясками, их презирали, их место на пирах было за печкой, и никогда ни бояре, ни князья, ни цари не плясали сами со скоморохами. Хотя Андрей Курбский пишет о том, что Иван Грозный плясал со скоморохами в машкарах, у меня есть основания не доверять этому свидетельству. Курбский был яростным оппонентом Грозного и стремился его очернить; а в те времена мало что могло быть столь оскорбительным, как подобные слова.

Когда в 1606-м году в Москве убили Лжедмитрия, его труп положили на площади и бросили на него маску, волынку и сунули в рот дудку, приговаривая «Долго мы тешили тебя… теперь ты нас позабавь». Вот как низко ценилось скоморошье искусство. Даже для простого крестьянина пойти в скоморохи или увязаться с ними за компанию – страшно и дико. Однако скоморохи продолжали обслуживать обряды, и церковь рекомендовала священникам искоренять эту практику.

В 1551 году состоялся Стоглавый собор иерархов русской церкви, который своими постановлениями, построенными в форме вопросов и ответов, серьезно упорядочил дело богослужения и вообще дело морали в Московском царстве. Были Стоглавом вынесены решения и по скоморохам. Почитаем, что там пишут.

«В троицкую субботу, по селам и по погостем сходятся мужи и жены на жальниках (жальниками назывались кладбища), и плачутся на гробах с великим кричанием, и егда учнут скоморохи гудцы и трегудницы играти, они же от плача преставше, начнут скакати и плясати, и в ладони бити, и песни сатанинския пети, а на тех же жальниках обманщики и мошенники».

На это Стоглавый собор постановил строго запретить скоморошьи игры на кладбищах в дни поминовения усопших. Отдельным постановлением было запрещено скоморохам участвовать в свадебных торжествах – свадебные процессии со скоморохами во главе приходили к церкви, где происходило венчание, и получалось, что в свадьбе вместе с христианским присутствовал и языческий обряд, как и в предыдущем случае с поминовением. И отдельное постановление запрещало игрецов и гудцов в Русальи дни, когда «сходятся мужи и жены и девицы, на нощное плещевание (то есть, купание) и безчинный говор, на бесовския песни и плясания, и на Богомерзкия дела, и бывает отроком осквернение и девкам растление». Собор постановил, чтобы «таковых древних бесований Эллинских не творили». 

Но, как мы уже видели, в течение 16-го и 17-го веков скоморохи были, играли, дудели и процветали. Годом, когда их запретили жестко и окончательно, стал как раз год свадьбы Алексея Михайловича – 1648. Еще в 1636 русский патриарх Иоасаф повелел уничтожать скоморошьи инструменты; а теперь и молодой царь объявил вне закона азартные игры (карты, шахматы, кости), вождение медведей, кулачные бои, волхования, чародейства, смехотворение, бесовские действа, в общем, запретили все. Заповедные (то есть, запрещающие) грамоты – изложение указа – были разосланы по всей стране. Грамота предписывала: «где объявятся домры, сурны, гудки, гусли и хари (то есть маски), и всякие гудебные бесовские сосуды» – изымать и уничтожать. Тех же людей, у кого инструменты были обнаружены, полагалось бить батогами при первом и втором нарушении, а при третьем уже ссылать в окраинные города. Все, концерт окончен.

Помните, мы уже два раза проходили по этому моменту в истории – в подкасте о старообрядческих самосожжениях, а потом в подкасте про пьянство. Именно в это время, в середине 17-го века, царь Алексей попытался ввести сухой закон, реформировал церковь, финансы, да и все государство. Ломался вековой уклад русского общества, и теперь мы знаем, что для простого человека это выражалось также и в сломе музыкальной культуры.

Конечно, в 1648-м году русская музыка не закончилась. Народ продолжал плясать и веселиться, когда власть не видела, и поэтому доступные источники про народную музыку говорят очень мало. Гораздо больше мы знаем о музыке в царских дворцах, а она становилась все более европейской. И в завершение подкаста мы посмотрим, как иностранные музыкальные новшества входили в русскую жизнь.

Запрещая подданным языческую музыку скоморохов, первые Романовы интересовались другими видами музыки.

Историк Людмила Чёрная указывает, что в 1630-м году голландские часовщики Анс и Мелхарт Луны подарили царю Михаилу «струмент на органное дело», исполнявший музыку «без человеческих рук» и имитировавший голоса соловья и кукушки, фигурки которых украшали орган наряду с резьбой и росписью разноцветными красками по золотому фону. По царскому распоряжению этот музыкальный автомат был поставлен в углу Грановитой палаты. Впервые в истории России русский царь получил возможность выбирать треки из личного плейлиста! Ну и заметим сразу, что у нас с вами возможностей сейчас гораздо больше. С подпиской на Яндекс.Плюс вы сможете слушать вашу музыку даже без интернета, то есть откуда угодно. Для первых Романовых же иностранная музыка была редким событием и даже подарком.

За год до смерти царь Михаил Федорович встречался с  датским принцем Вальдемаром Кристианом, который сватался к его дочери Ирине, и был поражен оркестром европейских музыкантов, который принц привез с собой потешить москвичей. Царь просил играть еще и еще. Его сын Алексей, несмотря на запрет скоморошества, от инструментальной музыки при дворе избавиться так и не смог. Когда Алексей женился вторично – его первая жена, набожная Мария Милославская, умерла, рожая 13-го по счету ребенка – то второй женой и кстати матерью Петра Великого стала Наталья Нарышкина, молодая дворянка, воспитанная по-европейски. Она требовала развлечений нового века! И в 1672-м году царь с царицей присутствовали на первом театральном представлении, Артаксерксовом действе. Эта постановка, созданная немецким пастором Иоганном Грегори, длилась 8 или 10 часов. И да, среди историков устоялось мнение, что Алексей Михайлович и Наталья Кирилловна высидели все от начала до конца. В пьесе звучали трубы, тимпаны и свирели, и царю пришлось смириться, хотя, рассказывают, он поначалу очень ворчал. 

Но перед механическими музыкальными инструментами не мог устоять и царь Алексей. Любимым развлечением был орган. Адольф Лизек, в 17-м веке секретарь папского посольства к русскому царю, описал, что на приеме в 1675-м году их развлекали игрецы на пневматическом органе. Годом ранее в 1674-м, по случаю торжественного объявления Федора Алексеевича наследником, при дворе тоже играли на органе, причем делал это «какой-то немчин». В описи Потешного двора царя Алексея находим: большой четырехголосный орган «с рыгалом» (имитацией львиного рыканья) на 270 труб; его, по-видимому, так часто использовали, что к 1687 году он пришел в негодность: «50 труб нет, кругом резьбы нет, клеветура поломана». Наверное, кто-то в пьяном угаре колотил по клавишам. Алексей Михайлович особенно любил большие органы. Персидскому шаху он приказал сделать и послать в подарок «арганы большие самые, как не мочно тех больши быть, а сделали б на двенадцать голосов». Во какие требования были у царя!

Не отставали от государя и высшие сановники. Когда сослали князя Василия Голицына — условно говоря, министра иностранных дел при царевне Софье — в его дворце, стоявшем на месте нынешней Госдумы, изъяли два органа по 200 рублей, один за 120, а еще клавикорды и бас-домру. 200 рублей в 1687-м году это какие-то невероятные деньги — четыре восточных сабли, или сто ручных огнестрелов, или примерный доход крупного боярина-вотчинника за год. Короче, любые деньги был готов эстет Голицын отдать за европейские музыкальные устройства.

Царь Петр всем музыкальным инструментам предпочитал барабан, а другой инструментальной музыки не ценил. Хотя при его отце и старшем брате стала очень влиятельной хоровая музыка, так называемые канты, торжественные духовные и гимновые песнопения. Уподобляя Россию Европе, Петр ввел обязательные торжественные встречи русских войск после их побед. В 1702-м праздновали взятие Шлиссельбурга, в 1704 – взятие Нарвы, потом Полтаву, потом вообще победу над шведами… 

К счастью, поводов хватало, и устраивались триумфальные арки, на которых стояли певчие и исполняли гимны под аккомпанемент фанфар и удары литавр. И где-то в тот период неизвестным, но великим композитором был сочинен Марш Преображенского полка, который исполняли на трубах, рогах, барабанах – военных маршевых инструментах. Созданный как марш для встреч первого полка страны, главой которого был сам царь Пётр, Преображенский марш к концу его правления звучал на каждом торжестве. В 18-м и 19-м веках он будет восприниматься иностранцами как неофициальный гимн России. Этот марш регулярно исполнялся на русских военных торжествах даже после появления официального гимна и звучал во время коронаций русских императоров. Его играли на полях Лейпцига и Бородина, с ним брали Париж в 1814-м году. Появление этого марша означало новую эпоху – эпоху военных оркестров, которые стали в России одним из главных видов бытовой музыки в следующие два века. Но об этом мы будем говорить уже в отдельном подкасте.

Прошлые выпуски