Есть темы, которые стремительно разбивают общество на фракции. Любое обсуждение немедленно превращается в срач с полной поляризацией мнений и переходом на личности. Я не люблю даже читать посты на подобные темы. И уж тем более мне не хочется их писать.

Эту статью я пишу лишь потому, что тема, отмеченная хэштегом #янебоюсьсказать, попала в круг моих профессиональных интересов. Я не хочу занимать какую-либо сторону и не собираюсь никого мирить. Моя задача — выйти за границы противоборства и посмотреть со стороны, из-за чего в интернете опять что-то стряслось. И да, я хочу, чтобы читатели сделали то же самое. Для этого в первую очередь нужно отказаться от душеспасительного желания обвинить кого-нибудь во всех тяжких. В этой истории нет места ни для правых, ни для виноватых. Поэтому, если ниже по тексту вы столкнетесь с чем-то неприятным для себя, просто знайте, что это не укор и ни в коем случае не нравоучение. И не спешите писать комментарии.

я не боюсь сказать #янебоюсьсказать отвратительные мужики насилие психология disgusting men

Если вы хоть раз читали новости или пользовательские посты об изнасиловании, то вам знакомы популярные реакции: «сама виновата», «сама хотела» и прочие «самы». Относиться к ним можно по-разному: хоть соглашайся, хоть грози кастрацией. Сейчас не о том, «как правильно», а о том, что объединяет большинство из нас, мужиков, вне зависимости от лагеря и наличия личных обид на всех женщин мира. Эти вещи нужно знать — просто чтобы понимать, куда пускают корни чужие и твои собственные мнения по вопросу сексуального насилия.

Недооценка масштабов

Как вы думаете, сколько женщин подвергаются насилию (не только сексуальному), например, лет за 30 своей жизни? Каждая десятая, пятая, третья? Вы точно не ошибетесь, если предположите, что каждая вторая. И вряд ли поверите в то, что реальное соотношение — примерно четыре к пяти. Понимаю, в это вообще не хочется верить, поэтому первые реакции на такие цифры — «пруфы в студию» и «че-то в моем окружении такого количества жертв нет».

Но по статистическим данным ряда стран только сексуальному насилию подвергается каждая четвертая

О том, почему девушки об этом не рассказывают, вы прочитаете чуть позже, в следующем тексте. И здесь речь идет фактически об изнасилованиях, потому что статистику того, сколько раз каждую облапали в транспорте, собрать просто невозможно. Вероятно, вы удивитесь, но щипку за задницу присваивается гриф «насилие», и на то есть своя причина:

У нас другое отношение к телу

я не боюсь сказать #янебоюсьсказать отвратительные мужики насилие психология disgusting men

Все, что физиологично, для нас нормально. Пернуть за столом, поссать за деревом — обычное дело. Понятно, что кого-то сдерживает воспитание, которым все же можно поступиться, если внезапно припрет вдали от фаянса. Физиология определяет нашу психологию настолько, что не каждый мужик отличает случайный стояк от реального сексуального возбуждения (которое спокойно может не заметить, если часы на полшестого). Наше тело — инструмент, который нужно содержать в порядке, и только. У женщин зачастую все куда сложнее. Представьте, что после тяжелого рабочего дня вы стоите голый перед экзаменационной комиссией. Если к вашим хобби не относятся прогулки по парку в плаще на голое тело, то вы примерно понимаете, как чувствует себя женщина в забитом людьми вагоне метро. Хотя пресловутый щипок все равно не представляет для мужчин угрозы еще по одной причине:

Привычке к насилию по отношению к себе

Если кому-то посчастливилось миновать крупных драк, то найти мужика, не знающего отцовского ремня, учительских затрещин или «дружеских» поджопников, довольно сложно. Мы привыкли и получать, и раздавать, и зачастую относимся к этому философски. Нам глубоко плевать на мотивы чужой агрессии. Куда более важно, можем ли мы дать отпор. И нам совершенно непонятно, как можно вообще не оказывать сопротивления, если тебя насилуют. У женщин другая история. Дополнительная сложность в их случае состоит в том, что

У нас табуируются и поощряются разные эмоции

я не боюсь сказать #янебоюсьсказать отвратительные мужики насилие психология disgusting menДля мужика злиться и проявлять агрессию не то что нормально, а просто необходимо. Иначе где твои яйца, чувак? Проблемы начинаются, когда мы теряем грань между продуктивной агрессией и насилием. Тем более, что в современных социальных условиях она весьма размыта.  В то же время, женщина устойчивую злость, даже направленную в продуктивное русло, воспринимает тяжело, потому что возникает конфликт с собственным представлением о женственности. Ей сложно совмещать эти вещи. Кроме того в ответ на насилие зачастую женщина злится не на агрессора, а на саму себя, что выражается в стыде и чувстве вины. На это есть ряд причин (о которых в следующий раз), но одна из них —

Двойственная оценка прекрасного пола мужчиной

Женщина-шлюха (любовница) и женщина-мать (возлюбленная) — два полюса, по которым расходятся все возможные ролевые позиции. Два типа. Это не оттого, что мы такие узколобые. Для такого положения дел есть свои социально-психологические причины; в частности, повальная безотцовщина и распространенность семей, в которых мать — и баба, и мужик, а отец самозабвенно бухает, например. Расщепленное восприятие, так называемый схизис, долгое время ничем не мешает. Иному мужику он даже на руку, потому что самому себе легко объяснить непотребное поведение в сторону отдельно взятой дамы. Ну, шлюха же она, че. Сложности начинаются, когда близкая женщина (мать, жена, подруга), отнесенная ко второму типу, вдруг проявляет черты первого. И тогда вопрос: переносить ее в другую категорию (но как? она же мать/жена/подруга!) или срочно «зашивать» расщепление (но как? это же получится, что я был круглым идиотом!). Поскольку ответ найти не всегда получается, срабатывают

Защитные механизмы психики

Сделать вид, что вопроса нет, иногда проще, чем на него ответить. Отрицать масштабы насилия проще, чем признать, что каждый день и каждую минуту под угрозой оказывается значительная часть твоих близких. По этой же причине проще обвинить жертву, чем признать, что на ее месте может быть любая, что насилие сложно спрогнозировать и предотвратить. И самое сложное — признать, что ты мало чего можешь сделать с этим вот всем.

Хотя кое-что сделать все-таки можно

я не боюсь сказать #янебоюсьсказать отвратительные мужики насилие психология disgusting men

Можно не судить: не писать и не говорить очередное «сама виновата», даже если очень хочется. Можно просто выслушать чужую историю, если готовы, если знаете, что вас от этого не растаращит. Можно призвать к осторожности, указать на опасные элементы поведения. У женщин часто с этим проблемы. Можно научить защищать себя (но лучше научить вовремя делать ноги — тут больше шансов на успех). Можно признать, что от услышанного/прочитанного самому страшно, если это действительно так. Минуты искренности — не время для бряцанья шарами.

Можно сказать, что вы не представляете, каково ей, что для вас она не стала хуже, что это уже в прошлом. Да, это трюизмы, но их иногда необходимо услышать от других.

Возможно, эти действия покажутся вам ничтожными. Возможно, желание карать виновных станет предпочтительным. Главное помнить, что пока мужчина в крестовом походе, женщина остается один на один со своей болью.