8 августа вышла Hellblade — игра, посвященная самому странному и таинственному психическому расстройству — шизофрении. Создатели в процессе разработки посещали психиатрические лечебницы, советовались со специалистами и беседовали с больными, чтобы лучше понять, что происходит в голове у человека с помутившимся рассудком. Свои знания они перенесли в игру, очень красочно отразив тот ужас, который испытывает больной.

Как говорил Г.Ф. Лавкрафт, самый сильный страх — это страх неведомого, возможно, именно поэтому шизофрения, как наименее известное и понятное заболевание, обрело за многие годы своего существования почти мифический характер. Ее симптомы, вызывающие у людей галлюцинации, вводящие их в депрессию и заставляющие слышать потусторонние голоса, лишь добавляют налет тайны, еще больше вводя в ужас перед неизвестным. Мы провели свое небольшое исследование и нашли истории и картины, написанные шизофрениками. Все они принадлежат разным людям, но, объединив их, можно увидеть нечто схожее — безумие, рвущееся наружу, будто из глубины древности, и пытающееся достучаться до человеческого рода через сознание страдающих. Если хотите хотя бы отдаленно понять, что чувствуют шизофреники, рекомендуем надеть наушники, включить музыку и прочитать то, что они сами пишут и рисуют.

Картины Зака Данна

шизофрения и искусство отвратительные мужики disgusting men

«Бессонница была первым симптомом. Как бы странно это ни звучало, но я ложился в кровать и не мог выключить мозг. Думы, отращивая длинные щупальца, заворачивали в них мои мысли, и, срастаясь друг с другом, опутывали голову словно плющ. В особо тихие ночи я зарывался под одеяло и бессильно кричал сиплым шепотом: «Заткнись. Бл**ь».
шизофрения и искусство отвратительные мужики disgusting men
После первой беспокойной ночи я был разбит, в кишках что-то урчало и скреблось, но я все еще думал, что просто переутомился. На работу, в винный магазин, я пришел, стараясь победить усталость и забыть кошмар прошлой ночи. Мне казалось, что я смогу работать, надо было лишь прогнать туман с глаз и прийти в себя. Сейчас я понимаю, что это были предвестники наступавшей болезни.
шизофрения и искусство отвратительные мужики disgusting men
Когда шеф попросил меня проверить бутылки, я с трудом уловил его слова, потому что те разлетелись в воздухе, словно их произнесли три разных человека. Проглядывая квитанцию, я не мог сосредоточиться — так бывает, когда пытаешься разглядеть деревья в густом тумане. Все меня спрашивали, все ли со мной в порядке, а я лишь отвечал, что не спал прошлой ночью.
шизофрения и искусство отвратительные мужики disgusting men
Через два месяца у меня случилась паническая атака. Я знал, как она выглядит, потому что видел ее у своей девушки. Однажды она упала на пол в кинотеатре и начала глубоко дышать, чтобы предупредить рвоту. Со мной произошло то же самое.
шизофрения и искусство отвратительные мужики disgusting men
Это было ужасно. В ту ночь я трясся в кровати, словно от жуткого холода, вот только моя кожа вскипала изнутри. Ноги смяли простыню, а в голове звучала какофония голосов, будто толпа зевак бубнила над подушкой. Ничего необычного: просто тихий, непрерывный гомон.
шизофрения и искусство отвратительные мужики disgusting men


Я не спал всю ночь, чувствуя себя парализованным. Шум нарастающими волнами накрывал меня с головой, а вместе с ним кто-то или что-то заполняло мое тело. И оно взяло надо мной контроль. Это не я трясся от страха, боясь зайти в ванную помочиться, но это я пытался попасть в стакан, разливая мочу по полу. Это не я скинул простыню, чтобы полностью голым растянуться на матрасе, только так ощущая себя в безопасности. Это не я вонзил канцелярский нож себе в пятку, пытаясь от отчаяния выковырять себя оттуда. И лишь только взошло солнце, я подумал: «Я хочу к маме».
шизофрения и искусство отвратительные мужики disgusting men
К счастью, она была недалеко, этажом ниже. Я позвонил ей, потому что боялся ступить на пол, думая, что кишки вывалятся наружу. Я не помню, что она сказала, но через несколько минут она открыла дверь и увидела меня, сидящего в трусах на матрасе, пропитанном мочой и кровью. Она позвонила в «Скорую». Врачи отвезли меня в клинику, где мне диагностировали шизофрению».

Даниэл Смит, 25 лет.

Картины Луиса Уэйна

шизофрения и искусство отвратительные мужики disgusting men
«Когда люди думают о шизофрении, они представляют сумасшедших бездомных, а не милую маленькую девочку, как моя Яни. Когда ей было два годика, она намного опережала своих сверстников. Она складывала и вычитала, составляла полноценные предложения. В три года она уже знала периодическую таблицу. Врачи говорили, что она невероятно умна: тест IQ показал результат 146. Яни говорила, что водится с кошкой по имени Полночь. Мы думали, что у нее просто бурное воображение, но, как оказалось, она и вправду ее видела и видит до сих пор.
шизофрения и искусство отвратительные мужики disgusting men
Она жевала ножки стула до тех пор, пока у нее изо рта не начинала течь кровь. Она пыталась засунуть в уши карандаши и вилки, стараясь проткнуть перепонки. Было страшно смотреть на нее, зная, что ничем не можешь помочь.
шизофрения и искусство отвратительные мужики disgusting men
В три года она начала слышать голоса. Сперва она видела только кошку, но потом к ней присоединились крысы, собаки и маленькая девочка, которая приказывала ей убить нашего пса. Она же сказала Яни задушить себя рукавами моей рубашки и выброситься из окна.
шизофрения и искусство отвратительные мужики disgusting men
Когда у нас родился сын, Яни кидалась на него, едва тот начинал плакать. Она утверждала, что об этом ее просили крысы, но потом сама вызвалась поехать в больницу. «Я хочу убить Бодхи все время, и я не могу с этим справиться» — сказала она.

шизофрения и искусство отвратительные мужики disgusting menНаш брак с женой разваливался, дело шло к разводу. Однажды я хотел покончить с собой: уже взял бутылку виски, высыпал в руку горсть антидепрессантов, но затем увидел Яни, которая стояла напротив и смотрела на меня, раздавленного и сломленного, своими большими голубыми глазами. Я рухнул на пол, разрыдавшись, как ребенок, впервые за долгие годы, а она обняла меня, сказав: «Все хорошо, папочка».

— Майкл 36 лет, о своей шестилетней дочери по имени Январь, больной шизофренией.

Картины Йохфра Боссхарта

шизофрения и искусство отвратительные мужики disgusting men«В своем безумии я наткнулся на свист мертвецов, шепот забытых богов, тайную музыку четырех элементов. Я заглянул во всевидящее око, и его взор иссушил мой мозг. Это то, что врачи никогда не признают — исход освобожденного разума. Таблетки только ослабляют паранойю, снижают вибрацию этого мира, но когда ты не в своем уме, ты ощущаешь себя снова ребенком: цвета, звуки — все чувствуется острее. Каждый гудок автомобиля жирной полосой подчеркивает твои мысли. Каждая сирена звучит как послание невидимого странника.
шизофрения и искусство отвратительные мужики disgusting men
Зов Бога, кем бы он ни был, утихает, пока ты глотаешь пилюли, но он никогда не исчезает. Он медленно скользит по подкорке твоего разума, и ты возвращаешься к реальности, но духи остаются. Ты думаешь: «Жив ли я еще?», спрашиваешь себя: «В том ли я измерении, в котором родился?». Кошка моргает, и мысли испаряются, а ты начинаешь путь заново, отрицая все, что было до этого, но ты никогда не сможешь уйти от наваждения. Ты как канатоходец, балансируешь между двумя истинами, каждая из которых зовет к себе. Я жив. Я мертв. Бог нашептывает мне тайны. Дьявол раскрывает секреты. Я нормальный. Я безумен. Ты помнишь то, о чем думал, перед тем как свихнулся, но оно кажется таким нелепым. Таким простым.
шизофрения и искусство отвратительные мужики disgusting men
В последние дни своего здравомыслия я смотрел «Матрицу». Позже, провалившись в кроличью нору, я убеждал себя, что попал в симуляцию. Когда полицейские выволокли меня из квартиры, я думал, что они ведут меня к вознесению. Они задавали простые вопросы, а я полагал, будто они испытывают мой дух. «Что привело вас в Монреаль?» — спрашивали они. «Узреть свет» — отвечал я. В их глазах я видел свое отражение, они считали меня дьяволом. Я изобразил отчет ядерной бомбы и закричал: «Все повторится эхом в истории!». Они кинули меня в комнату для психов, а затем милая медсестра вонзила мне в вену иглу от шприца, полного Лоразепама, и я провалился в собственный кошмар.
шизофрения и искусство отвратительные мужики disgusting menНа следующий день меня повели в просторную комнату, где сидели психиатр и его помощник. Помощник спросил меня, знаю ли я где нахожусь. «В чистилище» — ответил я. Врач улыбнулся, сказав: «Вы пережили свой первый психический срыв». Я был все еще слишком слаб от Лоразепама и считал это наказанием, но врач так не думал. Непонятым и отчужденным я страдал за грехи того, кого никогда не существовало, того, кто не нуждался ни в ком, чтобы быть счастливым. И тогда на меня снизошло озарение, я осознал, что остальные люди все еще спят.
шизофрения и искусство отвратительные мужики disgusting men
Я отказался от таблеток, которые мне предлагали, боясь, что они отравят мой мозг. Я был уверен в том, что все 26 лет моей жизни я провел в неведении, скрываясь от мира за туманной вуалью, и теперь наконец увидел его таким, какой он был на самом деле: полный тайн, загадок, дрожащий от символов и двусмысленности. Психиатр дал мне подписать какую-то бумагу, но письмо ожило у меня в руках, у каждой буквы были жизнь и смысл. Несколько минут я пялился на листок, а затем отдал его обратно врачу, так ничего не подписав. «Это предвестники того, чем я не хочу быть» — сказал я, и он вышел из комнаты пыхтя.
шизофрения и искусство отвратительные мужики disgusting men
Это было в том время, когда я вновь подумал о Боге, как делал это раньше. Великая сила начала обретать форму в моей памяти. Это странно, потому что я всегда был атеистом. Я часами наблюдал за тем, как Ричард Докинз или Кристофер Хитченс спорят с религиозными фанатиками на YouTube. Я любил читать о научных открытиях, но сейчас их хрупкий замок обвалился для меня. Рациональная часть моего сознания закрылась, и я понял, что нахожусь на перепутье между вознесением и тем миром, что остался позади. Застрявший. Застигнутый врасплох.
шизофрения и искусство отвратительные мужики disgusting men
Мне было все еще слишком страшно оттого, что мои мысли могут оказаться правдой. Я должен буду понести наказание, если только посмею привнести их в этот мир. Будто искушения Дьявола, иллюзорные блики реальности были чем-то, о чем стоит молчать. Я понял первое правило нового мира, в который так внезапно попал: Молчание – лучший друг, который никогда не предаст.

К сожалению, от медиков негде было скрыться. Они украли мою болезнь, записав в свои бланки, и, хотя я отказался от лекарств, убеждать окружающих в том, что я нормален было бы безумием.
шизофрения и искусство отвратительные мужики disgusting men
В самые скверные дни слова падали в мою голову, словно капли из протекающего крана. И с каждой каплей разрастался страх, что следующей не последует, будто шестеренки в моей голове заржавели. Иногда мне кажется, что хуже уже некуда, но я понимаю, что через год будет гораздо хуже. Эти мысли жгут меня, словно пламя костра, полыхающего подо мной. Но если смогу оставить после себя славную историю, значит я прожил не зря».

Дэниэл Росс, 26 лет.