Архив автора: Даниил Огилец

Игрогид извращенца. Поэзия в жанре шутер — This Strange Realm Of Mine

Doomster Entertainment — непримечательная one-man-studio из Швеции, которая создаёт простенькие маленькие игры — детские 2D-платформеры, пазлы а-ля Bomberman и прочую казуальщину. Один проект, правда, серьёзно выделяется в её портфолио — странный эксперимент по скрещиванию хоррора, шутера и *барабанная дробь* поэзии. Вдвойне странно, что эксперимент оказался удачным.

Читать далее

Игрогид извращенца. The Dark Eye — страх и отвращение в игре по рассказам Эдгара По, которую озвучил Берроуз

Эдгар По, кукольная анимация и пластилин, Уильям Берроуз: середина 90-х — странное время, когда все эти вещи могли запросто соседствовать в одной игре. Запросы среднего потребителя ещё не были столь очевидны, а потому издатели охотно шли на эксперименты — и выделяли серьёзные бюджеты очень смелым и авангардным командам. The Dark Eye от студии Inscape — как раз такой случай. 

Читать далее

Игрогид извращенца. «Сублюструм» — странный русский квест, который будет вам сниться

Вторая половина нулевых — время, когда родилась современная инди-сцена. Разбогатевшая индустрия жадно искала новые идеи, а потому стала поглядывать на независимых авторов — смелых энтузиастов, способных дёшево творить настоящий авангард. Тогда на свет появились Braid, Super Meat Boy, Machinarium и много другой современной классики. До русской индустрии инди-волна тогда не дошла, но отдельные удачи всё равно случались. Яркий образец —  камерный квест «Сублюструм», одна из самых самобытных и атмосферных русских игр в истории.

Читать далее

Игрогид извращенца. 5 бесплатных хорроров на полчаса

Инди-индустрия разучилась пугать и удивлять: маленькие разработчики работают с большими бюджетами, берут на себя кучу скучных обязательств и создают постные вторичные страшилки. Для настоящего панка и авангарда в «Стиме» почти не осталось места.

Потому для нашей сегодняшней подборки мы решили уйти в подполье — на инди-площадку itch.io, которая полностью посвящена маленьким (и, как правило, бесплатным) работам независимых авторов и небольших команд. Именно сюда геймдизайнеры заливают свои эксперименты после джемов и марафонов. 

Некоторые из таких экспериментов становятся законченными произведениями, способными сильно впечатлять за считанные минуты. О них и пойдет речь.

Читать далее

Игрогид извращенца. Три сестры и похотливый человек-дрель: триллер Kaiki! Drill Otoko no Kyoufu

В дебютном «Игрогиде извращенца» мы говорили, что до «Стима»  японцы были главными по игровому артхаусу. Самое время вспомнить, что артхаус — это не только высоколобые арт-проекты, но и лютый грайндхаус — трешовые хорроры, кровавые триллеры и порно. Сегодняшний наш пациент — очень яркий представитель этой тёмной стороны японской индустрии. 

Читать далее

Игрогид извращенца. Garage: Bad Dream Adventure — японский симулятор чистилища

В рубрике «Игрогид извращенца» мы знакомим с другой стороной видеоигр. Самые странные произведения в истории или оригинальный — а то и извращенный! — взгляд на обыденное.


Во времена до появления площадок вроде «Стима» японцы были главными по игровому артхаусу и авангарду. Нормальной была практика, когда видеоигры создавали не профессиональные разработчики, а художники широкого профиля, для которых виртуальность была новой творческой средой. Когда-то мы писали об одном из таких проектов — дневнике кислотных трипов LSD: Dream Emulator — и думали, что больше нас ничего не может удивить.

Читать далее

«Сидя на балконе и дожевывая кусок собаки». «Высотка» Джеймса Балларда — роман об ужасах урбаниста

После Второй Мировой Европа искала утешение в грёзах о «Новом Человеке», — существе не столько биологическом, сколько технологическом, живущем в симбиозе с машинами и городской средой. Многие архитекторы и градостроители верили, что несовершенную человеческую природу можно «откалибровать» искусственно, встроив её в одну систему жизни всего города.

Читать далее

Не бойся счастья — его нет. Чему тебя научит Мишель Уэльбек — и с чего начать его чтение

Уэльбек — редкий писатель: с одной стороны — тонкий поэт, умеющий вынуть из читателя душу, с другой —  интеллектуал, понимающий цивилизацию и чувствующий катастрофу. 

Его ненавидят за откровенность и побаиваются за пророческий дар, — и тем не менее, покупают миллионными тиражами. Но в этом нет противоречия: Уэльбек успешен, потому что острее и честнее других пишет о современности — о надеждах, страхах и пороках человека XXI века. 

Разбираем главные заветы писателя, которые сделают твою жизнь чуть менее приятной — и рассказываем, с чего начать знакомство с его творчеством.

Читать далее

Записки старого козла. Краткий гид по романам Чарльза Буковски

При беглом знакомстве с творчеством Чарльза Буковски его легко можно принять за старого алкаша, что травит похабные байки про свою невесёлую жизнь. Но кто сказал, что этого недостаточно, чтобы стать классиком американской литературы?

Буковски поздно стал писателем — прозаиком в полном смысле этого слова. До 50 лет он в основном сочинял поэзию, которая тоже принесла ему порцию славы, и работал на почте. До тех пор, пока, согласно истории, один издатель не предложил ему пожизненный гонорар, лишь бы Буковски писал и не отвлекался. По другой версии, Буковски просто выперли с почты, а пожизненный гонорар просто оказался как нельзя кстати. Так или иначе, в следующие 20 лет он написал шесть романов, в которых подробно рассказывал о своей жизни. 

Получилось на удивление увлекательно. Ведь мифология творчества Буковски — это не только бухло и перепихоны. Хоть и неотъемлемая его часть! 

Читать далее