В начале года мы включили новый альбом Loqiemean «Зверь без нации» в список наиболее интересных русскоязычных рэп-релизов. Томский продюсер меньше чем за год перешел от создания агрессивной музыки для Оксимирона или ATL к написанию собственных треков о жизни в Сибири, недовольстве властью и людях с окраины. К концу года Loqiemean готовит еще один релиз: «Повестка» — это EP, на котором будет гораздо меньше хип-хопа и больше метала.

Disgusting Men созвонились с рэпером и поговорили о том, как стать музыкантом в России, что не так с Тимати и Black Star, и насколько трудно сочетать речитатив и гаражный звук на одном треке.

Ты родился и вырос в Томске. Всю жизнь там и провел?

Да, меня помотало немного. В детстве переезжал в Якутию, потом вернулся в Томск опять. А год назад переехал в Москву. Даже чуть больше года.

В треке «На боль» ты говоришь, что город тебя предал, что делать там больше нечего. Почему?

В малых городах и глубинках есть некий потолок, и ты выше него не прыгнешь. Нет рычагов управления, нет радиостанций, нет возможностей выступить, попасть на какие-то фестивали и тому подобное. Промоутеры не станут тратить на тебя деньги, чтобы привезти на вечеринку.

В свое время я организовывал в Томске EDM-пати, когда стартовала вся это волна трэп-бума. Собирал пати-лог, как они тогда назывались. Приводил очень много народу, мы начали развивать эту индустрию. В начале собрали — для Томска — 180 человек, потом пришло 250, затем — больше 300. И случилась ситуация с коттеджем, когда я привел народ, а туда залетели какие-то авторитеты и испортили все к черту. В итоге я остался с огромными штрафами по дому. И потом никто у нас не хотел больше ничего развивать, никто не хотел помочь с этим.

Вот и есть такая тема, что мой город меня предал, потому что я старался развить тусовку. Все-таки студенческий город, и народу нужно в тренды попадать, быть на свежем. Я пытался это развить, но не получилось. Но я город не виню, так как это общая ситуация. Поэтому я и говорю: мой город меня предал, ну и что?

Чтобы ты посоветовал тем, кто остался в Томске, Сибири и других регионах?

Тем, кто в данный момент находится такой ситуации и условиях, я советую максимально выжимать из города, ехать зарабатывать деньги куда-то в более центральное место и потом возвращаться с каким-либо бизнесом, если есть такая возможность. Если они действительно любят родину. Даже возможностей перекредитовать по большому счету нет, чтобы открыть какой-то малый бизнес.

Есть провинциальные глубинки, которые занимаются аграрной экономикой, а есть промглубинки — буквально заводы по производству какой-либо техники и еще чего-нибудь. А есть такие города, как Екатеринбург. Это не глубинка, но и не Москва и Питер. И тут разные инструкции для каждого. У нас страна очень большая, и нужно понимать, что есть некий ментальный сепаратизм. Всем хочется оставаться на своей родине, потому что они к ней привыкли. Им нравится как люди ходят, как они улыбаются. Все равно, даже если ты переезжаешь, скучаешь по дому. Я до сих пор не могу назвать Москву своим родным местом.

Если ты получаешь хорошее образование, то нет предприятия, на котором ты мог бы его достойно реализовать и получать за это достойные деньги.

Меня очень часто расстраивают артисты, когда начинают говорить:
«У тебя работа с девяти до пяти. А у меня нет». Ты что, идиот? А кто тебя электричеством будет обеспечивать, а кто технику будет поставлять?

А если тебя в маленькие города — Томск, Ростов или Волгоград — позовут выступать?

Поеду, конечно, поеду. После ближайших концертов будет ясно, можно ли делать тур. Исходя из материала, который я сейчас подготовил, думаю, все получится. Если говорить о большом изменении ситуации, чтобы регионы развивались, это уже тема политики.

Почему ты решил заниматься музыкой, раз вырос в мануфактурной Сибири? 

Родители у меня не то чтобы музыканты, просто меломаны. Папа играл в своей группе, а мама — танцевала. С детства мне включали саму прекрасную и крутую музыку. Я очень редко присутствовал при таких делах, когда были какие-то семейные застолья и включали Аллу Пугачеву. По большей части был Ленни Кравиц или Ленни Вольф из Kingdom Come.

В 2007 году приехал в Москву из Лондона (я там две недели обучался, не по обмену, а по программе AIESEC) на год, потому что здесь у меня тетя живет. И у нее был знакомый музыкант. У него была MIDI-клавиатура. Я увидел, что по ней можно стучать, как по барабанам. Еще в тот год купил себе PlayStation 2, думал, пройду Hitman: Blood Money — все клево. Приезжаю в Томск и понимаю, что забыл свою приставку. Через месяц приходит посылка от тети. В коробке приставка, а сверху диск, на котором написано: «FL Studio, пробуй, Рома». И с того момента я в игры лет пять не играл — только изучал эту программу. Тогда еще не было нормального интернета в Томске, только внутренние сети. То есть ты ничего не найдешь: ни руководства, ни подсказок.

А чего не метал? 

Скорее всего, из-за неимения денег. Ведь для всего этого нужно собрать, во-первых, группу; во-вторых, нужно купить гитары; в-третьих, нужно купить комбики и найти место, где репетировать. Это жесть. Когда ты 13-летний парень, а за окном 2007 год, это очень сложно реализовать, как мне тогда казалось в Томске. И мне было комфортнее развивать свое композиторское мышление, сидя дома в кресле у компьютера. Это дало мне намного больше, чем если бы я просто научился играть на гитаре.


Что тебе интересней — петь и читать или делать музыку?

Все интересно. Недавно пришел черновой монтаж клипа на сингл с «Повестки», который выйдет 7 ноября. И там я почувствовал себя полностью счастливым. Потому что отзывы в интернете строятся на том образе, который люди видят. У них нет всех сторон, и они не могут увидеть произведение полностью, как ты его видишь.

Легче всего в пример привести Woodkid, который является и режиссером, и композитором, и вокалистом, и концерты дает, и свет настраивает. Когда он играет музыку на концертах, у него полностью поставленное шоу, и вся визуализация синхронизирована с музыкой. Тогда ты прекрасно можешь понять, какие ощущения переживает человек. И, собственно, я это пережил, когда мой сценарий и мой трек слились воедино и превратились в клип. Все это очень органично смотрится и становится целостным.

Почему ты решил читать рэп, а не только писать музыку?

Подумал, что если я сам хочу какие-то мысли передавать, то нужно самому делать. Вторая причина, по которой я решил добавить вокал — это выступления. В качестве диджея ты не считаешься центральной фигурой, ты не можешь построить свое шоу. Извините, но в России никто не смог достичь уровня Avicii и Skrillex, Tiesto и Дэвида Гетты. Стать именем, чтобы ты собрал Stadium Live просто на свой полуторачасовой сет. А они собирают. В этом-то и соль. В электронной музыке есть одна проблема — нет личности.

Тебе захотелось, чтобы люди ассоциировали себя с тобой?

Нужно было добавить личности в музыку, чтобы что-то передавать людям. Даже у «Бабангиды» была личность, а он был анонимом. Но он личность, только без имени. И таким образом люди могли его слушать. Они понимали, что от кого-то идет какое-то послание, которое они могут как-то осознать. Если бы я дальше продолжал писать просто музыку, люди бы вряд ли в нее вникали и задумывались о чем-то. Они бы думали: качает сейчас или нет, заставляет меня пускать слезу или нет. Но никакой информативной нагрузки не было бы. Слышал мой кавер на «I Will» от Radiohead?

Конечно.

Опять-таки, я дико взбесился с комментариев. Песню услышал очень давно, и где-то с 2012 года хотел записать кавер, но не знал какие строчки придумать. Я не хотел влезть в произведение и портить его. И вот переехал в Москву и увидел, какой это грязный город. У меня жена очень светлый человек, и я беспокоюсь о том, как мне ее уберечь здесь от всего этого дерьма. Не закрывать же дома. Просто даже наблюдать это со стороны стремно. Когда слушаешь, как некоторые артисты уводят 15-летних девочек за кулисы в туалет. Но это же ***** [совсем край].

Тебе близка эта тема, об этом же был трек «Прадед». У него будет вторая часть?

Нет, не будет. Хотя я подумал, на каждый трек шок-контент. Допустим, «Королева» — это шок-контент. Но шок-контент другого рода.

Надоели тебе с этим вопросом, но: сколько правды в этом треке?

Это реальная история, которая коснулась не лично меня, а мою родню. Я не в праве рассказывать кого конкретно. Действительно, такая ситуация была. Мой прадед был педофилом, и он не понес наказание и умер. Поэтому и в конце строчка: «Если добром все закончилось, значит добро ******** [проиграло]».

Как ты относишься к тому, что твои тексты читают и находят всякую ерунду, которую ты туда не закладывал?

Тут вопрос не в том, все равно или нет. Почему «Зверь без нации» для меня очень важен. Я, когда его писал, подумал о том, что очень многие MC предъявляют Оксимирону за то, что он постоянно рефлексирует. По большому счету, все рэперы только свою жизнь и описывают. Я же подумал, почему бы не попробовать оторваться от «я» и перейти к «мы». Поэтому все треки посвящены различным людям и их боли. Многие подумали: «Ничего себе, рэпер написал такой трек, как он посмел. Значит, я не одинок, и я могу об этом говорить». У меня была цель именно такая.

Мне не нужно петь у Урганта, мне не нужно бить чарты. Мне нужно, чтобы люди, которые испытали эту боль, ее пережили и отпустили. Почувствовали, что они не одни. 


Расскажи о «Повестке» — твоем следующем EP.

Он будет о разном. Возьмем трек «Свиноферма» — он о ситуации в музыкальной индустрии в России. Это тема Black Star. Это обращение к ним. Мне за это на YouTube в комментариях пишут или в трансляциях в Инстаграме, что лицо разобьют скоро. А я уже давно все в «Свиноферме» описал: «Ко мне высылай тех быков на панельки / Всегда посылал ты типов на панель».

Ты говорил, что релиз будет вдохновлен роком и металом.

Скорее гаражным звуком. В «Звере без нации» я старался свести все очень мягенько и более лояльно к слушателю, чтобы ему было удобно слушать и воспринимать. Поставить голос над всеми инструментами и тому подобное. В случае с EP подумал, что нет, к черту это дерьмо. Нужно сделать так, как я хочу, и привлечь тех ребят, которые тоже соскучились по такому же саунду.

Можно вспомнить трэш- и хэви-метал конца 70-х, когда было такое гаражное звучание. Не скомпрессированный еще голос, который необычно вибрировал. У тех же Black Sabbath он очень сильно варьируется, откуда-то появляются непонятно какие-то шумы — аппаратные или случайные. Это все очень прикольно складывается и, собственно, свою атмосферу задает. В последние 20 лет все стремятся к максимально вылизанному звучанию. С одной стороны, это хорошо, а с другой — очень многое из звука пропадает. То есть, допустим, какого-то шума тарелки, который идет слишком долго, какого-то щелчка — неважно — всего этого не хватает. Ты не чувствуешь, что музыка живая.

Будут ли на EP приглашенные музыканты или рэперы?

Скрывать не буду. Там громких имен не будет, потому что это всегда очень долго. Например, на MLDB я ждал куплет от ATL месяцев девять, а от Оксимирона — года три. В этот раз я подумал, что нет. Лучше сделаю сейчас. У меня там есть один человек на фите, и все. В остальном, только продюсеры, если их считать как соавторов.

Для меня один из лучших треков — это «Dionis». Как я понимаю, по качеству звука новый релиз будет похож на него?

Не настолько. На «Dionis» действительно было очень плохое сведение. Я слишком уж задисторшил голос. К примеру, если послушать демку «Свинофермы», все будет разборчиво. Другое дело, что люди очень часто жалуются на то, что им непонятен текст. Хотя на самом деле им непонятны слова, они просто их не знают. Это не слова из «Википедии», это слова из разговорника а-ля творчество Скриптонита. Сколько он использует фразеологизмов казахстанских. И люди пытаются их найти. Тут же они не понимают, что Сибирь — это совершенно другая экосистема, и там есть свои словечки и выражения, к которым нужно прислушиваться и изучать, чтобы понимать, о чем текст.

Тебе не кажется, что сейчас наоборот — спрос публики как раз к менее разборчивому тексту и стилю, благодаря Скриптониту.

Тут вопрос в том, насколько люди хотят изучать и понимать текст. Допустим, Face очень популярен потому, что изъясняется в своих треках простыми словами. Он как будто иностранец, который выучил русский язык, и с этим пришел писать песни. Он знает базовые слова: «Я ем», «Бабушка», «Мама», «Сестра», «Твоя телка» и так далее. Благодаря тому, что эти слова известны, народ к нему очень добродушно относится. С другой стороны, того же Скриптонита начали изучать — что у него за строчка там была? Все неразборчиво. А когда разобрались, поняли, что говорит он о коньяке.

Ты говорил в интервью, что нужно поднимать важные вопросы в своей музыке. Но и на последнем альбоме, и на новых треках у тебя довольно неразборчивый голос — из-за автотюна, из-за сведения, из-за более громкого бита. Ты не боишься, что твоя цель не будет выполнена, потому что люди тебя просто не поймут?

Я начал над этим работать. Вопрос даже не в дикции, вопрос в подаче. Очень многое я делаю специально: что-то в нос произношу, заглатываю какие-то слова, чтобы перейти в другую ноту. Это все вокальные приколюхи. И со временем я понял, что людям действительно тяжело воспринимать. Хотя аудитория набирается и кто-то себя пересиливает.

Есть два пути: либо ты соглашаешься с требованиями нынешнего рынка и собираешь большую аудиторию, либо ты пытаешься навязывать свои правила. Поэтому я очень уважаю Тома Уэйтса. Он изначально был против лейблов, потому что его постоянно просили: давай ты сделаешь мягче голос, давай ты сделаешь то, что делал, когда играл на пианино в 80-х, а не вот этот свой рычащий баритон. И он очень долго не выпускался на лейблах и зарабатывал только исками с компаниями за использование своей музыки. В итоге он все равно попал в Зал славы рок-н-ролла. Мне кажется, это важный результат. Через свой стиль прийти к такому, а не отвечать публике.


Три артиста, которые на тебя повлияли сильнее всего?

Том Уэйтс со своим оригинальным подходом ко всему звуку. Он чокнутый в этом плане. Woodkid, как раз все эти мелодики отходят от него, где я там распеваюсь на каких-то моментах, эти пристонывания. Их у Woodkid не было, но его инструментальные партии меня на это навели. Даже если Muse вспомнить, именно вот такая тема. И Трэвис Скотт. Ранний Трэвис Скотт. Сейчас он скатился в однообразие и стал атлантопитеком, хотя раньше он тоже экспериментировал очень много.

Кто еще вдохновил? Ill Bill из La Coka Nostra, лейбл Uncle Howie Records. Это белые ребята, о них давно забыли. Хотя в 2009 году они взрывали безумно. Все их очень любили и у нас в России. Это Ill Bill и Necro — два брата. Necro, по-моему, должны знать все — два еврейских рэпера с немножко русскими корнями, которые тоже угорали по металу в детстве. У них даже была трэш-метал команда, но потом они начали заниматься рэпом. Бруклинская школа. Я бы сюда внес еще и Джеймса Хэтфилда, но тогда я начну еще множество людей перечислять.

А кто тебе нравится из современных западных исполнителей?

На данный момент мне действительно понравился Ski Mask The Slump God. Все равно раннего Скотта слушаю до сих пор. Дензел очень жесткие перлы выдает. Нынешний Migos мне нравится, очень сильно вкатывает. Новые релизы у Ill Bill переслушиваю. Вот у них вышел новый Heavy Metal Kings с Vinnie Paz. Сейчас вот слушаю, только два дня назад вышел.

А так, очень скудная сцена в последнее время.

Почему?

Думаю, из-за спроса. Время сжимается. Людям сложно вникать в какие-то приколюхи в музыке и им отдаваться. Если бы сейчас появился Woodkid, он бы не настолько стрельнул, насколько он сделал это в 2011 году. У него вначале вышла EP Iron, когда он еще озвучил Assassin’s Creed: Revelations. Я переслушиваю сейчас Мика Гордона. Вот с чего я выпал. Это саундпродюсер Doom. Как он его спродюсировал, это же просто жесть. Слить воедино звук гитары и бензопилы из первой части — просто псих. Я у него много чего прихватил и в следующем альбоме это реализую обязательно.

В России очень любят Курта Кобейна, но почему-то плевать на людей из «Клуба 27»: Моррисона, Хендрикса, Уайнхаус и других.

Есть свои хиты: «Smells Like Teen Spirits», «Rape Me». Именно хиты. Они были на смене этапов тяжелой музыки. За счет этого они и стали культовыми. А по большому счету, если сейчас сядешь и начнешь слушать, то не настолько это сильно.

Чтобы быть Джимми Хендриксом, нужно играть на гитаре, как псих. Чтобы быть Эмми Уайнхаус, нужно обладать голосом. Не надо сравнивать вокальные способности Уайнхаус и Кобейна. Поэтому люди выбирают то, что им удобнее. И эти рэперы, которые называют себя рок-звездами — чего? Земля пухом вокалисту Motorhead, который до последних своих дней бухал, как черт, перешел на водку и умер. Это круто. Оззи Осборн, который отгрыз голову летучей мыши.

У нас было интервью с «Пасош» пару недель назад, и они об этом говорили: современным журналистам и слушателям не хватает снобизма, что они принимают, грубо говоря, певицу Луну, рэпера Face, баттл Хованского. Не подают это критично, не подают это со снобизмом.

Пройдет. Об этом все есть в «Свиноферме». Это со временем пройдет. Это надоест. Мы разговаривали с клипмейкером — это ребята, которые хотят стать звездами от мира видео-клипмейкинга. Нужно уважать всех, ведь раньше даже битмейкеров ни во что не ставили, а сейчас возвели их в рок-звезды, которых обожают и любят, если мы берем какого-нибудь Metro Boomin.

На Западе сейчас такая же ерунда. Популярные рэперы: Lil Peep, Lil Pump, XXXTentacion. Последний популярен стал во многом потому, что он женщину свою избил. 

Это вопрос интернета. Слишком много продукции, а как ты ее выделишь? Если ты зайдешь в любой супермаркет и увидишь в первую очередь тот товар, который стоит у тебя перед лицом. Даже если качественный товар будет стоять на нижней полке, ты его не сразу не увидишь. А выхода нет. Потому что очень много людей талантливых. Вот любят говорить, что раньше музыка лучше. Она была такая же. То есть по уровню таланта она была такая же. Просто тогда групп было меньше.

Тот же Шаляпин. Почему он стал популярен. Я делал курсовую работу в университете по этой теме. Не было никаких проигрывателей музыки в принципе, и в то время, когда он начинал распеваться, в России открылся первый завод по производству виниловых пластинок. В первый год выходят сказки для детей, а в следующие полтора года — песни Шаляпина. Полтора года у людей новая игрушка и всего один артист, которого они могут слушать. И вот поэтому он и стал очень популярен. Это так, для общего образования. 

хаски

Как ты думаешь, сейчас российскому музыканту без пиара в соцсетях, без участия в баттлах, без YouTube можно стать популярным? 

Я не могу говорить за всех, тут очень селекционно. Если мы берем Хаски, у него нет твиттера, и он не выражает своего мнения. А когда его спрашивают, он отвечает. Он был на каналах, тем не менее, там он позицию свою не выражал. Он просто торговал своим лицом и ловил аудиторию. Если мы берем в пример меня, я коллаборации с ютюберами не делаю, а твиттер у меня заведен даже не для того, чтобы популяризироваться. Я бы тогда просто свою жену с ума свел, если бы я это постоянно все говорил. Поэтому у меня есть твиттер, чтобы высказываться. 


Насчет денег. С помощью Apple Music и ВК, что-то получается зарабатывать? Стриминг помогает или вредит?

Стриминг несколько помогает. Я удивлен даже количеству дохода. Не супер заоблачный, но в принципе достойный. Единственное, надо подключить монетизацию во «ВКонтакте», а это сложно сделать, потому что тот же TuneCore не работает с дистрибьюцией в ВК. Это очень новая платформа по большому счету, относительно музыкального рынка. И не понятно, как все работает. По слухам, ребята, которые работают с ВК, получают прилично. Я думаю, что они сами не хотят работать со всякими независимыми артистами. Там же как получается, в процентном соотношении по количеству прослушиваний делятся деньги. Все, что не делится на музыкантов, отходит процентом самому ВК и лейблу.

Люди слушают мою музыку в ВК? Слушают. Прослушивания за это капают в счетчик для подписок? Капают. Кому уходят деньги с прослушиваний моих треков, если там встревает реклама? Не мне. Почему?

Ты как артист рад платной подписке в ВК?

Нужно понимать, что музыка — это работа. В том плане, что это работа не только в тот момент, когда ты пишешь музыку, это и работа тогда, когда ты ищешь для нее вдохновение. Я бы не говорил это о композиторах, но могу сказать это об исполнителях, а точнее авторов текстов, которые сами себе тексты пишут. Тебе нужно постоянно прослеживать информационный поток, чем занимаются рэперы. Точнее, чем они должны заниматься. Они должны анализировать то, что у людей обычных — работяг, как папа говорит — нет времени. Просто у них нет времени о чем-то задумываться.

Работа заключается в том, что ты, во-первых, анализируешь, во-вторых, ищешь вдохновения и постоянно обучаешься, чтобы выдавать современный саунд. Естественно, это время сжирает. И все думаю, что можно и работать, и писать музыку. Можно. И тогда выдавать релизы по три-четыре года. Что в итоге приведет к тому, что никто и слушать тебя не будет особо. Нынешние реалии рынка таковы, если ты не делаешь продукт какой-то период времени, о тебе все забывают.

Что будешь делать, если Black Star незаконно используют твою музыку? Они так уже делали с другими авторами.

Возможно, буду судиться. Это потребители, они пытаются заработать деньги на том, на чем я так не пытаюсь заработать. Не пытался и не собирался, допустим, какая-нибудь реклама или еще что. У Тимати лежит куча треков на определенный рекламный повод. Вот у него выдалось с Тиньковым предложение. Ну-ка, релизну этот трек, вот у меня есть запасной. Не было же такого: пришло предложение, он сел и написал трек. Я уверен, что у них просто есть запас музыки, которые делаются просто под рекламу. Если мой трек используется для такого, естественно, вначале я разобью лицо, а потом подам в суд.

Выступая с противоположной позицией по отношению к власти, осознаешь ли ты последствия для себя и своей семьи?

Мои близкие не пострадают, они не настолько от меня зависят. Если что-то сделают моей семье, то тогда извините. Во-первых, я знаю, куда деть их отсюда, а во-вторых, лучше меня посадить. Если условный человек пошлет к моему дому условных чеченцев и они попробуют что-то сделать моей жене, я пришлю тому, кто отправил, их уши.

Ты довольно много говоришь, что выступаешь за свободу, за развитие российской и мировой музыки, общаешься со своими слушателями и читателями в своих своих соцсетях. У тебя активная жизненная позиция. Твое публичное поведение — это реально ты или это образ и дома ты другой?

Я тебе так скажу, первая негативная эмоция, которую я испытал из-за Славы КПСС, это конкретно из-за КПСС, потому что КПСС расстреляли моего прадеда и прабабушку. По другой линии, не того, о ком я читал. И члены этой же партии сейчас сидят в правительстве. Я такое простить не могу. Уж извините.

Мой папа работал ментом, семью раскулачивали, прадеда с прабабушкой расстреляли. Как ты думаешь, насколько это напускное? Слишком много ситуаций было, когда я видел, что страна несправедливо относится страна к своим же детям. Неважно, сколько им там лет. О каком патриотизме тогда можно говорить.

Планов, не связанных с музыкой, нет? Общественная деятельность, например.

Общественная деятельность сжирает очень много времени, если ей серьезно заниматься. Сходить на митинг и еще какая-нибудь быстрая волонтерская работа — это понт. По большому счету, ты никакого вклада не делаешь. Если я буду листовки раздавать, разве это принесет какой-то профит? Моя музыка принесет больше пользы. Я вот хочу к Елке попасть на раздачу собак, там помочь. Я песиков люблю. Была такая идея, чтобы выпустить мерч для собак. Я насчет этого думаю. Вот эти платки с принтом или вышивкой Loqiemean. А деньги с продаж отправлять какому-нибудь приюту, я пока не выбрал какому. Я думаю, что это я в следующем году реализую. Вот какие-то такие моменты. Это не значит, что кичиться буду. Деятельность, помимо музыки, — это бизнес. Я, скорее всего, сделаю бизнес, профинансирую, а заниматься этим будет моя жена, чтобы я дальше занимался музыкой.

У тебя была цитата про девушек: «Девушкам позволено быть девочками всю жизнь, а мужчине рано или поздно приходится убить в себе «маленького мальчика» и стать мужчиной». Тебе не кажется, что это немного не так?

Это глупости. Я беру не ту ситуацию из влажных снов феминисток, а общие равенство и права. Я говорю о той ситуации, которая сейчас. Сейчас многие девушки воспитаны так: ты принцесска, нужно выйти замуж обязательно. И разве это взрослость, если у человека только лишь один выбор в жизни, и он его делает, когда становится взрослым официально по документам. Это не взрослость. Быть взрослым — принимать решения и нести за них ответственность. А мужика воспитывают так: ты должен заниматься делами, которые тебе не нравятся. Вот тогда ты и будешь мужиком. Поэтому я и говорю, что мужикам приходится убивать в себе «маленького мальчика» — надежды и мечты стать кем-то. И просто становиться аксессуаром своей жены и работать, выполняя ее желания, и чувствовать себя счастливым. Это глупо. Это старая установка, и она должна уйти.

Самый неприятный вопрос: тебя несколько раз обвиняли в байтинге, но ты сам активно выступал против воровства чужого стиля. Как так?

Есть байтерство, в котором меня обвиняют, это полностью украденные треки. Если возьмем байтерство на счет меня, это два трека — «Кости» и «Милый прадед». «Кости»: первая строчка, мотив, взята у Трэвиса Скотта из песни «Tourist», а «Милый прадед» — у Desiigner «Timmy Turner». Фишка в том, что дальше флоу меняется полностью. Это тональность, другая ритмика и другие смыслы. Это очевидно, что это использовано. Но по соотношению ко всему моему творчеству, эти только два трека.

Тебе не кажется, что не указывая, что это ремикс, ты лицемеришь по отношению слушателю?

После строчки «Милый, милый, милый прадед» идет другой флоу. Это просто родилась перепева, созвучная с «Tiimmy, Tiimmy, Tiimmy Turner», дальше — другой флоу у меня. У меня нет такого, что я беру и полностью переписываю песню.

«Кости» я не отправил в iTunes, я не зарабатываю на нем бабки. Я специально никуда его не загружал. Даже не в вопросе того, что мне что-то предъявят, а в вопрос в том, что я не собираюсь на этой песне зарабатывать деньги. Но байтерство в «Милом прадеде»? Если мы возьмем всю сцену, где есть «Уууу». Везде созвучие: «Самый свежий в школе, ууу», «Я роняю Запад, ууу». И что?

В конце мы спрашиваем у наших героев про самые отвратительные вещи. Отвечать надо честно. 

  • Еда: я жил в Якутии, и якуты любят потроха есть. Сердце, желудок — это еще понятно. У моего товарища мама готовила кишки. Это в принципе нормальная практика. И фишка в том, что он мне дал суп, но не сказал, с чем он. Сказал, что с говядиной. Там был отварной лук, было яйцо и что-то похожее на мелко покрошенное мясо. Я его ем, а он прямо воняет дерьмом. И на вкус — такой же. Я ем этот суп и спрашиваю: «Семен, что это такое?». «А это кишочки», — отвечает он.
  • Песня или музыкант: если из самого свежего, то это Thrill Pill. У меня просто слов на это нет.
  • Новость: шокировало про чувака из Томска, который грабил людей «Сникерсом». И ему дали шесть лет строгого режима. За шоколадку. Это шокирующая новость.
  • Фильм: по-моему, все. Я в детстве любил фильм «Спаун», и мне он казался невероятным. А сейчас я его пересматриваю, и это такой отстой. Врубил выпуск «Ностальгирующего критика», увидел эти обрезанные эффекты и такой — нельзя же такое снимать.
  • Город: нет такого, чтобы отвращение вызывало. Есть районы, которые отвращение вызывают, в Томске: Спичка. Там раньше спичечный завод был и много людей работало. В итоге он закрылся. Очень многим имуществом владели ребята, которые в период работы завода сидели на зоне. И когда завод закрылся, они пришли туда. Там одновременно появились зэки и бедняки, оставшиеся без работы. И это превратилось в супер-помойку, в самый неприятный район города. 

Ближайшие концерты Loqiemean состоятся 12 ноября в Москве и 17 ноября в Санкт-Петербурге. Спасибо Сергею Исенекову за помощь в подготовке интервью.