Главная проблема современного веганства — это не надоедливость веганов, приписываемая им стереотипно, и даже не то, что всем, в действительности, наплевать на чужое меню. Главная проблема веганства — это тот факт, что сейчас оно в своей совокупности является обычным проявлением консумеризма, то есть, попросту, потребительства в его самом пресном и унылом виде.

Как человек, который года четыре не ел мясо и был в связи с этим преотвратным вместилищем хвастовства (и кишечных газов), имею полное право на брюзжание.

главная проблема современного веганства веганство вегетарианство общество потребления консумеризм отвратительные мужики disgusting men

Изначально вегетарианство было связано исключительно с религиозными практиками и ритуалами. От мяса отказывались индийские архаты и джайны, перейти на растительную пищу мог какой-нибудь монах, ищущий умерщвления плоти, или шаман, пытающийся слиться с тотемным зубром или гусем. Позже, с развитием общества и гуманистических идей, появились персонажи вроде Льва Толстого или мумифицированного шалопая Иеремии Бентама, которым претило есть зверей из-за эмпатии и моральных установок. Все в духе времени.

Потом настало общество потребления и вегетарианство удалось привить и в нем. Загвоздка в том, что все проблемы потребительства как псевдо-идеологии отразились и на желании отказаться от мяса. Точно так же, как яблочные ветви, привитые на грушевое дерево, приносят плоды, соединяющие в себе вкус обоих видов, здесь получается нечто подобное.

главная проблема современного веганства веганство вегетарианство общество потребления консумеризм отвратительные мужики disgusting men

Главная опора системы ценностей общества потребления — это демонстративное потребление товаров. Причем, особенно стоит сделать акцент на слове «демонстративное». Важную роль играет повсеместное убеждение в том, что потребляемые человеком блага и вещи характеризуют его как личность и определяют положение в обществе.

И вот тут вегетарианство, подстроившееся под веяния времени, попало в серьезную ловушку. Консумеризм и вегетарианство ужасно удачно дополнили друг друга в комбо. Общество потребления склоняет человека к демонстративному потреблению, а веганизм — идея, которая была завязана на потреблении еще до того, как это стало мейнстримом. Только здесь перед нами пример мышления от обратного: то, что ты не потребляешь характеризует тебя и твое место в иерархии не меньше, чем то, что ты потребляешь.

главная проблема современного веганства веганство вегетарианство общество потребления консумеризм отвратительные мужики disgusting men

Веганизм стал до обидного простым проявлением консумеризма. Всего лишь моделью потребления, пользователь которой пытается убедить всех остальных, что он — ого-го, а все остальные — ну, так. Здесь будет уместно привести цитату из Пелевина, даже если вы его терпеть не можете, (окей, никто не любит Пелевина):

«Главная мысль, которую человек пытается донести до других, заключается в том, что он имеет доступ к гораздо более престижному потреблению, чем про него могли подумать. Одновременно с этим он старается объяснить окружающим, что их тип потребления гораздо менее престижен, чем они имели наивность думать. Этому подчинены все социальные маневры. Больше того, только эти вопросы вызывают у людей стойкие эмоции».

главная проблема современного веганства веганство вегетарианство общество потребления консумеризм отвратительные мужики disgusting men

Проще говоря, быть веганом — это нисколько не серьезнее и не моральнее, чем быть фанатом Apple или сникерхедом или нердом, угорающим по настольным играм. Но с одним отличием: когда нерд или сникерхед начинает строить всю свою идентичность на основании своего потребления, над ним смеются.

Задроты, чью девственность защищают правила D&D и бабулины свитера и «яблочники», впадающие в религиозный экстаз после анонса нового девайса, вызывают смешок и легкое чувство собственного превосходства (ага, ведь ваша модель потребления гораздо лучше и правильнее). Но над веганами смеются меньше (или, по крайней мере, чаще оскорбляют, чем подшучивают). В чем причина такого перекоса?

главная проблема современного веганства веганство вегетарианство общество потребления консумеризм отвратительные мужики disgusting men

Отказ от мяса все еще несет в себе остаточно излучение религиозных практик и моральных метаний великих гуманистов. В нем еще остался пафос и даже оттенок мессианства. Поэтому это парадоксальным образом дает веганам (в отличие от сникерхедов, к примеру) мощную фору. Ведь ты уже не просто выбрал себе модель потребительства и суешь ею людям в их личное пространство, твой консумеризм как бы более морален по определению.

Представьте себе ситуацию, в которой геймеры и любители Apple имели бы козырь в виде «моральности» их потребления. Вообразите, как Лев Толстой рассуждает о высокой нравственности шутеров, а Будда заявляет о том, что количество ачивок в Steam непосредственно влияет на карму. Насколько напыщенными жертвами собственного снобизма были бы геймеры!

Что в итоге?

главная проблема современного веганства веганство вегетарианство общество потребления консумеризм отвратительные мужики disgusting men

Веганизм как идея неплох, даже чертовски хорош, но, став массовым, он растворился в консумеризме, словно одинокий кусок мяса в щах из столовки. И у нас тут особо тяжелый диагноз: демонстративное потребление с осложнениями в виде нравственного превосходства. Слишком простой способ почувствовать себя выше и лучше других. Примерно как в первые пару недель моды на крафтовое пиво, когда была достаточно попробовать на пару сортов больше, чем кореша и тут же начать указывать им на то, что они вообще не смыслят в пиве.

Веганизм и общество потребления

Как и положено, людей, которые не едят мяса и при этом не строят на одной только этой детали биографии всю свою идентичность, мало. Нормальных веганов просто по определению не должно быть видно и слышно, они заняты вещами поинтереснее, чем хвастовство котлетами из нута. Как не видно нормальных любителей видеоигр, футбола, хип-хопа, геронтофилического порно и черт знает чего еще. А вот мощная консумеристская прослойка задает тон, как ковер Чувака-Лебовски. Потому что так работает демонстративное потребление: оно никому не сдалось, если у него нет зрителей.